Холодовые агглютинины что это

Содержание
  1. Холодовая агглютининовая болезнь (хаб) – редкий тип аутоиммунной гемолитической анемии
  2. Симптомы
  3. Причины
  4. Диагностика
  5. Лечение
  6. Холодовая гемолитическая анемия. А при чем здесь повышение MCHC?
  7. Клинический случай №1
  8. Симптомы
  9. Патофизиология
  10. Лабораторная диагностика
  11. Чем отличаются клетки крови у разных людей и зачем эти отличия стирать
  12. От крови кровно в кровь
  13. Попарное склеивание
  14. Обнуляй
  15. 0h h/h, или Бомбейская группа
  16. Аутоиммунная гемолитическая анемия: что это такое, лечение, причины, симптомы, признаки
  17. Патология, обусловленная Холодовыми агглютининами
  18. Хроническая патология, обусловленная Холодовыми агглютининами
  19. Другие причины холодовой агглютинации
  20. Тепловой аутоиммунный гемолиз
  21. Исследования при аутоиммунной гемолитической анемии
  22. Лечение аутоиммунной гемолитической анемии
  23. Холодовая агглютининовая болезнь (хаб) – редкий тип аутоиммунной гемолитической анемии
  24. Симптомы
  25. Причины
  26. Диагностика
  27. Лечение
  28. Холодовая гемолитическая анемия. А при чем здесь повышение MCHC?
  29. Клинический случай №1
  30. Симптомы
  31. Патофизиология
  32. Лабораторная диагностика
  33. Чем отличаются клетки крови у разных людей и зачем эти отличия стирать
  34. От крови кровно в кровь
  35. Попарное склеивание
  36. Обнуляй
  37. 0h h/h, или Бомбейская группа
  38. Аутоиммунная гемолитическая анемия: что это такое, лечение, причины, симптомы, признаки
  39. Патология, обусловленная Холодовыми агглютининами
  40. Хроническая патология, обусловленная Холодовыми агглютининами
  41. Другие причины холодовой агглютинации
  42. Тепловой аутоиммунный гемолиз
  43. Исследования при аутоиммунной гемолитической анемии
  44. Лечение аутоиммунной гемолитической анемии
  45. Холодовая агглютининовая болезнь (хаб) – редкий тип аутоиммунной гемолитической анемии
  46. Симптомы
  47. Причины
  48. Диагностика
  49. Лечение
  50. Холодовая гемолитическая анемия. А при чем здесь повышение MCHC?
  51. Клинический случай №1
  52. Симптомы
  53. Патофизиология
  54. Лабораторная диагностика
  55. Чем отличаются клетки крови у разных людей и зачем эти отличия стирать
  56. От крови кровно в кровь
  57. Попарное склеивание
  58. Обнуляй
  59. 0h h/h, или Бомбейская группа
  60. Аутоиммунная гемолитическая анемия: что это такое, лечение, причины, симптомы, признаки
  61. Патология, обусловленная Холодовыми агглютининами
  62. Хроническая патология, обусловленная Холодовыми агглютининами
  63. Другие причины холодовой агглютинации
  64. Тепловой аутоиммунный гемолиз
  65. Исследования при аутоиммунной гемолитической анемии
  66. Лечение аутоиммунной гемолитической анемии
  67. Холодовая агглютининовая болезнь (хаб) – редкий тип аутоиммунной гемолитической анемии
  68. Симптомы
  69. Причины
  70. Диагностика
  71. Лечение
  72. Холодовая гемолитическая анемия. А при чем здесь повышение MCHC?
  73. Клинический случай №1
  74. Симптомы
  75. Патофизиология
  76. Лабораторная диагностика
  77. Чем отличаются клетки крови у разных людей и зачем эти отличия стирать
  78. От крови кровно в кровь
  79. Попарное склеивание
  80. Обнуляй
  81. 0h h/h, или Бомбейская группа
  82. Аутоиммунная гемолитическая анемия: что это такое, лечение, причины, симптомы, признаки
  83. Патология, обусловленная Холодовыми агглютининами
  84. Хроническая патология, обусловленная Холодовыми агглютининами
  85. Другие причины холодовой агглютинации
  86. Тепловой аутоиммунный гемолиз
  87. Исследования при аутоиммунной гемолитической анемии
  88. Лечение аутоиммунной гемолитической анемии
  89. Источник: https://ru.lifehealthdoctor.com/febrile-cold-agglutinins-20868

Холодовая агглютининовая болезнь (хаб) – редкий тип аутоиммунной гемолитической анемии

Холодовые агглютинины что это
Холодовые агглютинины что это

Холодовая агглютининовая болезнь (ХАБ) является редко встречающимся вариантом аутоиммунной гемолитической анемии (АИГА), которая развивается, когда иммунная система атакует и разрушает эритроциты.

статьи:

  • 1 Симптомы
  • 2 Причины
  • 3 Диагностика
  • 4 Лечение

Людям с холодовой агглютининовой болезнью следует избегать переохлаждения и контакта с холодной водой.

Появление в организме тепловых аутоантител — наиболее частая причина развития аутоиммунной гемолитической анемии. «Тепловые» означает — антитело прикрепляется к эритроциту при нормальной температуре тела (37.5 °C). Как следует из названия, холодовая агглютининовая болезнь возникает вторично по отношению к холодовым аутоантителам.

Это означает — антитело фиксируется на поверхности эритроцита только при низких температурах тела, обычно 28–31 °C. Прикрепленные к эритроцитам антитела заставляют их слипаться друг с другом. Агглютинация — термин обозначающий этот процесс склеивания эритроцитов, появление их конгломератов — агглютининов.

Холодовая аглютеновая болезнь чаще встречается у женщин, особенно в пожилом возрасте.

Симптомы

  • Ощущение постоянной усталости, недостатка энергии.
  • Бледность кожных покровов.
  • Головокружение и головные боли.
  • Одышка, которая появляется при незначительной физической нагрузке.
  • Акроцианоз: синюшная окраска кожи пальцев рук, ног, носа или ушей, связанная с недостаточным кровоснабжением мелких сосудов. Синюшность исчезает при нагревании участка, где возник акроцианоз. Может сопровождаться болью. Не следует путать с феноменом Рейно.
  • Сыпь: ХАБ может вызвать ливедо — появление сетчатого синевато-фиолетового мраморного рисунка кожи.

Причины

Если причину появления холодовых антител установить не удаётся, то это первичная (идиопатическая) холодовая агглютининовая болезнь. Вторичная ХАБ может появиться на фоне следующих заболеваний:

  • Инфекция:
    • Mycoplasma pneumoniae — у 75% людей, зараженных этой бактерией, в крови выявляются повышенные титры холодовых агглютининов.
    • Другие бактериальные инфекции, такие как болезнь легионеров и сифилис.
    • Вирус Эпштейна-Барра (EBV, вирус, вызывающий мононуклеоз). Хотя у более чем 60% больных повышены титры холодовых агглютининов, тем не менее при этой инфекции анемия встречается редко.
    • Причиной могут быть и другие вирусные заболевания, такие как цитомегаловирусная инфекция (ЦМВ), гепатит С, ВИЧ, корь, эпидемический паротит и грипп. Возникшая на фоне этих инфекций ХАБ обычно разрешаются в течение трех недель.
    • Некоторые паразитарные инфекции, например, малярия.
  • Хронический лимфолейкоз.
  • Лимфома.
  • Множественная миелома.

Диагностика

Как правило, анемия легкой степени клинически себя никак не проявляет и выявляется случайно при прохождении общего анализа крови, когда он назначается по другим причинам.

Как и при других гемолитических анемиях, при ХАБ часто обнаруживается макроцитоз (размеры эритроцитов больше нормы).

А также характерен ретикулоцитоз (в крови выявляется большое количество незрелых эритроцитов), связано это с попыткой костного мозга возместить утрату разрушенных эритроцитов.

Прямой антиглобулиновый тест, также известный как прямая проба Кумбса, будет при ХАБ положительным, поскольку это аутоиммунная гемолитическая анемия.

Тест на холодовые агглютинины — основа диагностики ХАБ

Для подтверждения присутствия в крови холодовых агглютининов существует специальный анализ — тест на холодовые агглютинины. Результат теста обычно представлен в виде титра, начиная с 1:64 и заканчивая 1:512. Чем выше титр, тем больше в крови аутоантител.

Так как в большинстве случаев причиной ХАБ являются другие заболевания, то врач может назначить дополнительное тестирование, например, позволяющее выявить возбудителя инфекции.

Лечение

Если анемия легкой степени, то, как правило, никакого специального лечения не требуется.

Если тяжелая или присутствуют симптомы анемии (учащенное сердцебиение, слабость, головокружение), то назначается гемотрансфузия (переливание донорской крови).

Поскольку возмещение нехватки эритроцитов донорскими не устраняет присутствие в крови холодовых аутоантител, ее переливание должно учитывать подогрев. Это предотвращает агглютинацию донорских эритроцитов.

Очень важно! Чтобы свести к минимуму эпизоды появления болезненных ощущений в пальцах и чрезмерного разрушения эритроцитов (гемолиза), следует избегать или ограничить контакт с холодом.

Чувствительность к низким температурам у людей с ХАБ различна; порой симптомы заболевания могут появиться даже в теплую погоду.

Помимо ношения головного убора, перчаток и носков, следует не забывать, что спровоцировать гемолиз могут холодные напитки или контакт любого участка тела с холодной водой.

Ритуксимаб

Ритуксимаб (торговые наименования: Ритуксан, Ацеллбия, Мабтера, Реддитукс, Р-Маб) — препарат, который вводится внутривенно, он разрушает В-лимфоциты, продуцирующие антитела против эритроцитов.

Применение лекарства обнадеживающее, у некоторых пациентов со времени нормальная работа В-лимфоцитов восстанавливается, они перестают вырабатывать антитела к эритроцитам.

Ритуксимаб обычно применяется у пациентов с тяжелой формой заболевания.

Применение глюкокортикоидов и внутривенное введение иммуноглобулина, часто используемые при аутоиммунных заболеваниях, но в случае ХАБ — малоэффективны.

Спленэктомия (хирургическое удаление селезенки), которая в большинстве случаев гемолитической анемии с тепловыми антителами имеет очень хороший эффект, при ХАБ не используется.

При заболевании разрушение эритроцитов в основном происходит в печени, поэтому спленэктомия не дает положительного результата. Иммуносупрессивная терапия цитостатиками эффективна в 50% случаев.

Источник: https://DiagnozLab.com/analysis/holodovaya-agglyutininovaya.html

Холодовая гемолитическая анемия. А при чем здесь повышение MCHC?

Холодовые агглютинины что это

Болезнь холодовых агглютининов – является причиной 15% всех аутоиммунных гемолитических анемий.

При этом заболевании когда кровь подвергается воздействию холодных температур, антитела IgM (белки которые обычно атакуют бактерии), присоединяются к эритроцитам и связывают их вместе (реакция агглютинации). Это в конечном итоге приводит к преждевременному разрушению эритроцитов (гемолиз).

Хотя гемолитическая анемия является основным проявлением, у пациентов также повышен риск развития венозной тромбоэмболии. Симптомы обычно ухудшаются в зимние месяцы.

Акроцианозодин из симптомов болезни, когда руки и ноги приобретают голубоватый цвет при низких температурах.

Для понимания серьезности заболевания давайте ознакомимся со следующей историей болезни:

Клинический случай №1

У 11-летнего ребенка с приступами кашля, осмотр выявил: t – 39,4 ° С, ЧСС -140 уд./мин., Лабораторное обследование:

Уровень гемоглобина – 80 г/л.

Количество лейкоцитов – 20 тыс./мкл.

АЛТ – 86 ед./л.

Титр Mycoplasma pneumoniae – 1: 320.

Мазок периферической крови показал агглютинацию эритроцитов. Прямая проба Кумбса – положительна. Рентген грудной клетки показал двустороннюю инфильтрацию. Пациенту назначен эритромицин.

Через два дня уровень гемоглобина у пациента составил 38 г/л, гаптоглобин не поддается измерению (ниже уровня чувствительности анализа), а уровень ЛДГ составил 1397 ед/л. Пациент получал нагретую эритроцитарную массу и внутривенный иммуноглобулин (ВВИГ). Через 13 дней был выписан с уровнем гемоглобина 87 г/л.

Уровень гемоглобина через 10 недель составил 133 г/л, а холодовые агглютинины через 6 недель уже не обнаруживались в сыворотке.

Это классическая постинфекционнаяхолодовая агглютининовая болезнь. Такое заболевание может быть серьезным, но, как правило, лечится с помощью поддерживающей терапии, с ожидаемым полным выздоровлением.

Симптомы

Симптомы могут возникать внезапно, приводя к быстрому развитию тяжелой анемии и гемоглобинурии, или развиваться постепенно и незаметно.

В ретроспективном анализе, проведенном в клинике Майо, средний возраст на момент постановки диагноза составлял 72 года, а наиболее распространенным симптомом был акроцианоз, который наблюдался у 44% пациентов.

Вот наиболее частые жалобы, с которыми обращаются пациенты при холодовой гемолитической анемии:

  • Желтуха
  • Артралгия (боль в суставах)
  • Усталость
  • Мышечная слабость
  • Бледность
  • Ненормальный цвет мочи
  • Боль в спине
  • Понос (диарея)
  • Головная боль
  • Тошнота и рвота

После осмотра врач может выявить следующие особенности:

  • Гепатомегалию (увеличение размеров печени)
  • Лимфаденопатию (увеличение размеров лимфоузлов)
  • Спленомегалию (увелиение размеров селезенки)

Патофизиология

Холодовые агглютинины – это белки класса IgM, которые могут быть моноклональными или поликлональными. Белок IgM фиксирует комплемент на поверхности эритроцитов, который затем откладывается на поверхности эритроцитов и приводит к гемолизу.

Поликлональные IgM являются частью первичного иммунного ответа на инфекцию. Поликлональный холодовой гемолиз обычно наблюдается в педиатрии. Наиболее часто описываемыми инфекциями являются Mycoplasma pneumoniae и инфекционный мононуклеоз, вызываемый вирусом Эпштейна-Барр.

Тем не менее, целый ряд инфекций может вызвать гемолиз – от гриппа до малярии. Поскольку уровень IgM является частью первичного иммунного ответа, он снижается в течение нескольких недель и, как следствие, гемолиз имеет тенденцию быть преходящим и требует только поддерживающего лечения.

Более распространенным сценарием является пожилой пациент, чей белок IgM является моноклональным. Этот моноклональный IgM обычно находится на низком уровне, и многие пациенты не соответствуют критериям для макроглобулинемии Вальденстрема (10% инфильтрация костного мозга клональными клетками).

Присутствие сывороточного моноклонального IgM, который связывает комплемент с эритроцитами, приводит к хронической иммуногемолитической анемии. В ретроспективном анализе 4,2% пациентов с моноклональным белком IgM имели холодовую гемолитическую анемию. Обострения могут быть спровоцированы острыми вирусными инфекциями.

Когда это происходит, могут быть признаки внутрисосудистого гемолиза, в том числе повышение содержания гемоглобина в моче.

Лабораторная диагностика

Если у пациента с анемией прямая проба Кумбса отрицательная , вероятность обнаружения холодового агглютинина составляет всего 1%.

Термин «холодовая агглютининовая гемолитическая анемия» немного ошибочен, поскольку он относится не к температуре внешней среды, а скорее к поведению эритроцитов in vitro в клинической лаборатории.

Были предприняты попытки определить нормальный диапазон титра для холодового агглютинина. Титр 1: 4 или ниже были почти всегда безвредными.

Пациенты с титрами 1:64 или выше имели типичные признаки внесосудистого гемолиза.

Типичные лабораторные признаки заболевания:

  • Ретикулоцитоз
  • Повышение уровня ЛДГ
  • Повышение уровня непрямого билирубина
  • Снижение гаптоглобина

Поскольку практически все пациенты имеют моноклональный белок IgM, часто встречается клональная популяция В-лимфоцитов в костном мозге, ответственная за синтез моноклонального белка.

Примерно у половины пациентов морфологический анализ представлял собой лимфоплазмоцитарную лимфому (болезнь Вальденстрема). Средний исходный гемоглобин при постановке диагноза составил 92 г/л.

Общий анализ крови может быть ложным при использовании гематологического анализатора у пациента с холодовой агглютинацией, даже при полном отсутствии симптомов. Агглютинация приводит к ложному уменьшению количества подсчитанных эритроцитов.

На измерение гемоглобина это не влияет, потому что гемоглобин измеряется после лизиса эритроцитов. Но при этом MCHC (средняя концентрация гемоглобина в эритроцитах) может быть выше 400 г/л.

MCHC рассчитывается как отношение концентрации гемоглобина к объему всех эритроцитов (гематокриту).

Гематокрит для гематологического анализатора это расчетный показатель: HCT = MCV (средний объем эритроцита) × RBC (концентрация эритроцитов).

Так как, агглютинаты эритроцитов, анализатор не засчитывает, падает концентрация эритроцитов и резко увеличивается MCHC. MCHC также может быть повышен при хилезе и гемолизе.

Для того, чтобы это проверить, необходимо чтобы пробирка стояла в вертикальном положении 30-60 минут (либо отцентрифугировать на низких оборотах).

После 30 минутного прогревания пробирки при 37℃ и последующего анализа уровень MCHC обычно

Источник: https://www.leukoformula.com/post/cold-hemolytic-anemia

Чем отличаются клетки крови у разных людей и зачем эти отличия стирать

Холодовые агглютинины что это

В июне группа исследователей из Университета Британской Колумбии (Канада) сообщила о необычной находке. Ученые обнаружили бактерию, способную превращать кровь группы А в кровь нулевой группы и этим делать ее пригодной к переливанию каждому. Рассказываем, что конкретно было сделано, зачем это нужно и какие трудности могут возникнуть при использовании «обращенной» крови.

От крови кровно в кровь

Массовый интерес к переливанию крови возник у европейцев в XVII веке. Благодаря английскому врачу Уильяму Гарвею они узнали, что кровь не просто находится в организме, но и перемещается по нему.

Появились идеи, что эти перемещения, создающие кровообращение, влияют на здоровье человека. Как именно, пока никто не знал, но попробовать подправить состояние больных с помощью чужой крови хотелось многим.

Первые эксперименты — по крайней мере, из задокументированных — догадались провести не на людях, а на собаках. Их приписывают другому английскому врачу — Ричарду Лоуэру. В 1665 году он спас несколько больных собак, введя им кровь здоровых псов.

Правда, доноры при этом не выжили: кровь у них брали прямо из артерии на шее, а остановить кровотечение в таком месте очень непросто.

Кроме того, о стерильности тогда никто не заботился (да и не знал, что это такое), так что операции проделывались в антисанитарных условиях.

Тем не менее, в целом опыт был признан успешным, ведь те, кого намеревались спасти, выжили. Двумя годами позже Лоуэр обратил внимание на опыт своего французского коллеги Жан-Батиста Дени. Тот уже пошел дальше и поставил эксперимент на человеке.

Правда, во избежание гибели донора на сей раз кровь стали брать не из надреза артерии на шее, а более гуманно — пиявками. Кроме того, в качестве донора (на всякий случай!) выступил не человек, а представитель совсем другого биологического вида — овца.

Дени ввел отсосанную пиявками кровь 15-летнему мальчику через трубочки из серебра и гусиных перьев. Мальчик выжил, но подробных сведений о своем состоянии не сообщил — не факт, что он был грамотным.

Лоуэр же решил сделать реципиентом овечьих биологических жидкостей взрослого и заведомо грамотного Артура Кога.

Ему пообещали 20 шиллингов за участие в эксперименте, а в обмен попросили, чтобы тот детально описал ощущения от процедуры и после нее. Кога страдал вполне заметным и неприятным недугом — сумасшествием.

Предполагалось, что гемотрансфузия (а именно так более научно называется переливание крови) прояснит его рассудок.

Поначалу так и было: через неделю после процедуры с серебряными трубочками, гусиными перьями и овечьей кровью Артур Кога, во-первых, предоставил Королевскому обществу подробный отчет о своем состоянии, а во-вторых, на званом обеде продемонстрировал хорошие манеры. Через некоторое время наступил откат: денежное вознаграждение за эксперимент со своим участием Кога пропил, а в месте распития надебоширил, так что стойкого просветления его рассудка констатировать не удалось.

Параллельно с этим, как назло, во Франции после переливания крови теленка умер очередной пациент Дени. Потом выяснилось, что истинной причиной смерти было отравление мышьяком, но было поздно: межвидовую гемотрансфузию законодательно запретили.

Как мы теперь понимаем, Артуру Кога и первым пациентам Жан-Батиста Дени крупно повезло. От таких экстремальных процедур они навряд ли могли оздоровиться, а вот погибнуть — запросто. Кровь животного одного вида нельзя переливать особи другого вида, так как состав этих образцов крови разный и организм реципиента воспримет биоматериал донора как нечто чужеродное и враждебное.

Вероятно, участники экспериментов остались в живых, потому что им переливали довольно скромные объемы крови: Кога получил от овцы 9–10 унций жидкости, а первый подопытный Дени — 12. С такой угрозой их иммунные системы справились.

Попарное склеивание

В XIX веке открытые попытки гемотрансфузии возобновились, и на сей раз кровь уже переливали от человека к человеку.

Ситуации были незавидные: как правило, на столы первых трансфузиологов попадали женщины с маточным кровотечением, а сами трансфузиологи были изначально акушерами. Донорами для женщин выступали их мужья.

Первые такие переливания в Англии провел Джеймс Бланделл в 1818 году, в России — Андрей Вольф в 1832-м.

Пациенткам очень повезло с мужьями: реакции отторжения чужой крови не убили их, хотя могли бы. Ведь состав этой жидкости отличается не только у представителей разных видов, но и у отдельных индивидов. Это экспериментально показал в 1900 году австрийский врач Карл Ландштейнер. В то время он увлекался иммунологией и смотрел, как клетки разных организмов реагируют друг на друга.

Четырьмя годами ранее Ландштейнер обнаружил, что бактерии, которым в питательную среду добавили сыворотку — человеческую кровь, лишенную форменных элементов и главного отвечающего за свертывание белка, собираются в группки, будто бы склеиваясь, и оседают. Отсюда ученый вывел, что какие-то вещества в сыворотке крови заставляют бактериальные клетки слипаться друг с другом. Процесс слипания назвали агглютинацией, загадочные вещества — агглютининами.

Логично, что агглютинины должны как-то находить клетки, которые надо подвергнуть слипанию. Но ведь в крови тоже содержатся клетки, и «родные» агглютинины сыворотки никак на эти клетки не воздействуют — судя по тому, что кровь у людей в норме в организме не сворачивается.

Отсюда вытекало два предположения. Первое: на форменных элементах крови, как и на бактериях, есть какие-то вещества, которые образуют пары с агглютининами сыворотки. Второе: у каждого конкретного человека эти вещества подобраны так, чтобы не слипаться с собственными агглютининами.

Эти предположения Ландштейнер проверил, взяв образцы крови у себя и еще пяти сотрудников лаборатории. Для всех образцов он отделил сыворотку от самых массовых форменных элементов, эритроцитов, и стал комбинировать эти составляющие крови разными способами.

Иногда эритроциты агглютинировали при контакте с чужой сывороткой, иногда нет.

Бывало и такое, что клетки его крови склеивались и выпадали в осадок, если к ним добавляли сыворотку одного коллеги, но оставались в норме, когда к ним приливали сыворотку другого донора.

Это означало, что существует несколько разновидностей агглютининов и веществ второй группы (они получили название агглютиногены).

Реакция агглютинации эритроцитов крови второй группы (A) с сыворотками крови всех групп. Эритроциты не склеились при контакте с сывороткой группы A и с физиологическим раствором (K — контроль), в котором агглютининов нет.

Wikimedia Commons

Ландштейнер выделил три группы крови: A, B и 0 (у нас их часто называют второй, третьей и первой соответственно). Эти буквы обозначают типы агглютиногенов, которые содержатся на эритроцитах данной группы.

На клетках нулевой группы ни A-, ни B-агглютиногенов нет. Чуть позже ученики австрийца нашли кровь еще одной группы, где у эритроцитов присутствовали сразу и A-, и B-агглютиногены.

Она получила название AB (синоним — четвертая).

Открытие групп крови не осталось незамеченным. Ему быстро нашли клиническое применение: стали переливать людям кровь от тех доноров, которые имели ту же группу крови, что и сами пациенты, или, в крайнем случае, кровь нулевой группы. Она не вызывает склеивания эритроцитов при смешивании с родной кровью, так как в ней нет соответствующих агглютиногенов.

Агглютинины и агглютиногены в крови разных типов

Wikimedia Commons

Позже были найдены другие вещества, способные вызвать агглютинацию, и появились новые системы групп крови. Самая известная из них — резус. При гемотрансфузии учитывают, помимо ландштейнеровских групп, как минимум наличие или отсутствие резус-фактора.

Обнуляй

Агглютинины (вещества в сыворотке) — это антитела, то есть белки. Агглютиногены (вещества на поверхности эритроцитов) — это антигены, то есть то, что вызывает реакцию антител. Белками они быть не обязаны, номинально в роли антигена может выступить что угодно.

Довольно часто это олигосахариды и полисахариды — длинные молекулы из мелких углеводов вроде глюкозы. Они содержатся в оболочках бактерий и выступают в роли опознавательных знаков для других клеток, а нередко и защищают хозяев.

Полисахариды в массе своей не растворяются в воде, а только набухают и ослизняются.

Скользкую клетку сложнее ухватить, а к ее поверхности тяжелее подвести молекулы антибиотиков или какие-то другие вредные соединения: слизь поглотит и остановит их.

Строение антигенов на поверхности эритроцитов групп крови 0, A, B и AB

Wikimedia Commons

Подобная защита пригодилась бы не только бактериям. Она есть и у клеток других организмов. На поверхности клеток животных нередко присутствует гликокаликс. Таким образом, если микробу понадобится проникнуть в животную клетку или хотя бы как-то закрепиться на ее настоящей, неуглеводной поверхности, ему придется побороться с чужими углеводами.

Такое сплошь и рядом происходит в кишечнике человека, а конкретно в толстой кишке. Ее населяют бактерии-симбионты, и для того, чтобы не быть выкинутыми наружу вместе с калом, им приходится цепляться за стенки кишки, а для этого — разрушать углеводную защиту ее стенок.

Это знали исследователи из Университета Британской Колумбии (Канада).

Прошерстив кишечный микробиом человека, они обнаружили бактерию Flavonifractor plautii, ферменты которой не просто расщепляют какие-то сложные сахара, а наиболее эффективно действуют на A-агглютиногены — те, что присутствуют у эритроцитов второй группы крови, A. Они выделили ген, кодирующий этот фермент, и проверили его работу вне бактериальных клеток.

Несколько модификаций — и фермент оказался достаточно активным: небольшого количества его молекул хватало, чтобы отщепить от A-агглютиногенов на поверхности человеческих эритроцитов практически все составляющие и оставить только самый скелет олигосахаридной молекулы.

Впервые авторы сообщили об этом на съезде Американского химического общества (ACS) в 2018 году, а в июне 2019-го, за несколько суток до Всемирного дня донора крови, вышла научная статья в Nature Microbiology.

Находка ценна тем, что потенциально увеличивает запас универсальной донорской крови почти в два раза. Встречаемость группы крови А у европеоидов — 40 процентов, группы 0 — 45 процентов, а именно из A планируется получать 0.

0h h/h, или Бомбейская группа

Кровь, обработанную ферментом кишечной бактерии, можно переливать любому человеку, как и кровь нулевой группы. Активных агглютиногенов А оставаться в ней не должно. Но в данном случае антигены не устраняются полностью с поверхности эритроцитов, а только становятся короче. От них остается одинаковый олигосахаридный костяк, называемый H-антигеном.

Схема синтеза различных типов антигенов эритроцитов

Blood Group Systems

У подавляющего большинства людей в сыворотке крови нет агглютининов, реагирующих на этот агглютиноген.

Однако, как водится, есть исключения — и таким пациентам нельзя переливать ни «природную», ни модифицированную кровь нулевой группы.

Дело в том, что большинство процессов в нашем организме многоступенчаты и управляются не одним геном, а множеством. В управленческих сетях обычно встречается несколько узлов, и они выстроены в определенной иерархии.

Построением A- и B-агглютиногенов на поверхности эритроцитов управляют свои ферменты. Они, как любые другие белки, кодируются определенными генами, в данном случае I.

У этого гена, известного всем по школьным генетическим задачам, три аллеля, один рецессивный (i или I0) и два доминантных (IA и IB). Есть ген, который управляет этим построением, h.

Мутации в нем (а точнее, сразу в двух его копиях, генотип h/h) приводят к тому, что эритроциты не получают A- и B-агглютиногенов независимо от того, какие варианты гена I в них присутствуют.

H-агглютиноген тоже получается нетипичным, укороченным, так что группа крови тут даже не нулевая. Но именно к ней такую кровь относят стандартные процедуры выявления, основанные на агглютинации с разными сыворотками (как делал сам Ландштейнер): ведь в ней нет обычных агглютиногенов.

Проблемы бы не было, если бы содержание агглютининов было однозначно связано с наличием агглютиногенов. Но антитела сыворотки крови у человека с мутацией в гене h могут быть какими угодно, в том числе против H-агглютиногена. Если у него самого такого агглютиногена нет, все в порядке. Если H-антиген попадет в кровь такого пациента, случится агглютинация.

Строение антигенов на поверхности эритроцитов групп крови 0, A, B и 0h (бомбейской)

Wikimedia Commons

К счастью, подобная мутация встречается нечасто (в среднем у 0,0004 процента населения мира) и в основном в Южной Азии. Ее впервые обнаружили у жителя Бомбея, потому необычная группа крови получила название бомбейской, или 0h. Таким людям не стоит переливать кровь нулевой группы и нельзя будет проводить трансфузию крови, модифицированной бактериальным ферментом по рецепту канадцев.

Впрочем, есть надежда, что у микроскопических обитателей человеческого кишечника найдется и такая молекула, которая сможет превращать обычные агглютиногены в бомбейский. Ведь обладателям бомбейского фенотипа, как и всякому человеку на земле, может понадобиться срочное переливание крови.

Светлана Ястребова

Источник: https://zen.yandex.ru/media/nplus1/chem-otlichaiutsia-kletki-krovi-u-raznyh-liudei-i-zachem-eti-otlichiia-stirat-5dfa97ae16ef9000ae2e17c3

Аутоиммунная гемолитическая анемия: что это такое, лечение, причины, симптомы, признаки

Холодовые агглютинины что это

Аутоиммунная гемолитическая анемия.

Возникает как результат повышенной деструкции эритроцитов из-за антител к эритроцитам. Антителами могут быть IgG или IgM, реже — IgE или IgA.

Если антитела активно фиксируют комплемент, наблюдают внутрисосудистый гемолиз, но если активация комплемента слабая, гемолиз будет внесосудистым. Покрытые антителами эритроциты в селезёнке теряют часть мембраны, отдавая её макрофагам, и в крови появляются сфероциты.

Оптимальную температуру, при которой антитела активны (температурная специфичность), используют для классификации иммунного гемолиза.

  • Тепловые антитела связывают эритроциты лучше при температуре 37 °С и ответственны за 80% случаев. Как правило, это IgG, и они способны реагировать с резус-антигенами.
  • Холодовые антитела связывают эритроциты лучше при температуре 4 °С, однако иногда связывают эритроциты при более высокой температуре, до 37 °С. Это обычно IgM, и они связывают комплемент. Их выявляют у других 20% больных.

Патология, обусловленная Холодовыми агглютининами

Это состояние объясняется фиксацией антител (обычно это IgM) на эритроцитах при 4 °С, приводя их к агглютинации. Это может вызвать внутрисосудистый гемолиз, если возникает фиксация комплемента. Процесс разрушения эритроцитов становится хроническим при моноклональных антителах или протекает остро, иногда транзиторно, при поликлональных антителах.

Хроническая патология, обусловленная Холодовыми агглютининами

Эта патология поражает пожилых людей, и в её основе может лежать низкозлокачественная В-клеточная лимфома. У больного происходит внутрисосудистый гемолиз малой интенсивности при воздействии холода; наблюдают боли и цианоз пальцев рук и ног, ушных раковин, носа (акроцианоз).

Акроцианоз обусловлен агглютинацией эритроцитов в мелких сосудах в зонах, подверженных холодовому воздействию. В мазке крови при этом обнаруживают агглютинацию, и MCV может быть ложно повышенным, в связи с тем, что автоматические анализаторы «воспринимают» агрегаты как отдельные клетки.

Моноклональные IgM обычно специфичны против I- или, реже, i-антигена, и титры их очень высоки. Лечение направлено против любой лимфомы, лежащей в основе этого состояния, но если заболевание идиопатическое, больные должны всегда держать конечности в тепле, особенно зимой. Части больных помогают кортикостероиды, можно использовать гемотрансфузии.

Проверенные на совместимость образцы крови необходимо транспортировать в контейнерах при температуре 37 °С, а кровь переливать с использованием обогревателя крови.

Другие причины холодовой агглютинации

Холодовая агглютинация иногда происходит в связи с Mycoplasma pneumoniae или мононуклеозом. Пароксизмальная холодовая гемоглобинурия крайне редко возникает у детей при врождённом сифилисе.

IgG-антитела присоединяются к эритроцитам в периферическом русле, но лизис происходит в центральном кровотоке, когда на иммунной паре фиксируется комплемент.

Эти антитела называют антителами Доната—Ландштейнера, и они специфичны против Р-антигена на эритроцитах.

Тепловой аутоиммунный гемолиз

Частота теплового аутоиммунного гемолиза составляет 1/100 000 населения в год; он происходит в любом возрасте, но чаще в среднем, причём преобладают женщины. У половины больных никакой причины выявить не удаётся, у других 50% больных гемолиз вторичен по отношению к ряду состояний:

  • лимфоидные опухоли: лимфома, хронический лимфолейкоз, множественная миелома;
  • солидные опухоли лёгких, толстой кишки, почек, яичников, тимома;
  • СКВ, ревматоидный артрит;
  • лекарственные воздействия: метилдопа, мефенаминовая кислота, пенициллин, хинин;
  • другие причины: неспецифический язвенный колит, ВИЧ.

Исследования при аутоиммунной гемолитической анемии

В мазке крови обнаруживают сфероциты и признаки гемолиза. Диагноз подтверждает прямая реакция Кумбса или антиглобулиновый тест. Эритроциты смешивают с реагентом Кумбса, который содержит антитела против человеческих IgG/M/комплемента. Если эритроциты in vivo были покрыты антителами, реагент Кумбса вызовет их агглютинацию, легко определяемую визуально.

Соответствующее антитело можно отделить от эритроцита и протестировать на панели типированных эритроцитов, чтобы определить, против какого эритроцитарного антигена оно направлено. Обычно специфичность обращена на резус-антиген, а чаще всего выявляют анти-е. Это помогает при подборе крови (определении биологической совместимости).

Прямая реакция Кумбса может оказаться отрицательной при интенсивном гемолизе, для положительной реакции необходимо присутствие на каждом эритроците примерно 200 молекул антител. Если антитела способны довольно активно фиксировать комплемент, гемолиз может начаться при гораздо меньшем количестве антител на эритроцитах.

Стандартный реактив Кумбса не прореагирует с антителами IgA и IgE.

Лечение аутоиммунной гемолитической анемии

  • При вторичном гемолизе лечение направляют на устранение причины, лежащей в его основе; все подозрительные лекарственные препараты подлежат отмене.
  • Сначала больному дают преднизолон. Ответ на лечение проявляется у 70—80% больных, но на это необходимо свыше 3 нед. Росту гемоглобина соответствует снижение уровней билирубина и ЛДГ. Когда гемоглобин достигнет 100 г/л, дозу кортикостероида можно уменьшить. В течение 10 нед дозу преднизолона доводят до нуля. Кортикостероиды подавляют макрофагальную деструкцию покрытых антителами эритроцитов и уменьшают выработку антител.
  • Трансфузия требуется при угрожающих жизни состояниях. Незначительная несовместимость крови возможна, но может увеличить трансфузионную реакцию или образование дополнительных аллоантител. Трансфузии необходимо осуществлять только с использованием «максимально совместимой крови», но даже при соблюдении этого условия возможны трансфузионные реакции и дополнительная стимуляция синтеза аллоантител.
  • Если гемолиз не поддаётся лечению кортикостероидами или стабилизировать его могут лишь большие их дозы, решают вопрос о спленэктомии. Этим удаляют основное место, где происходит разрушение эритроцитов и выработка антител, с хорошим результатом у 50—60% больных. Спленэктомию можно выполнить лапароскопически наиболее щадящим способом.
  • Для больных, не ответивших на кортикостероиды, не подлежащих спленэктомии, может быть использовано альтернативное иммуносупрессивное лечение. Оно менее всего подходит для молодых пациентов, для которых долговременный приём иммуносупрессоров опасен образованием вторичных неоплазий. Выбирают между азатиоприном и циклоспорином (по 2 мг/кг внутрь). Индукции ответа обычно занимают 2—3 мес.

Источник: http://www.wyli.ru/zdorove/meditsina/gematologiya/autoimmunnaya-gemoliticheskaya-anemiya-chto-eto-takoe-lechenie-prichiny-simptomy-priznaki.html

Холодовая агглютининовая болезнь (хаб) – редкий тип аутоиммунной гемолитической анемии

Холодовые агглютинины что это
Холодовые агглютинины что это

Холодовая агглютининовая болезнь (ХАБ) является редко встречающимся вариантом аутоиммунной гемолитической анемии (АИГА), которая развивается, когда иммунная система атакует и разрушает эритроциты.

статьи:

  • 1 Симптомы
  • 2 Причины
  • 3 Диагностика
  • 4 Лечение

Людям с холодовой агглютининовой болезнью следует избегать переохлаждения и контакта с холодной водой.

Появление в организме тепловых аутоантител — наиболее частая причина развития аутоиммунной гемолитической анемии. «Тепловые» означает — антитело прикрепляется к эритроциту при нормальной температуре тела (37.5 °C). Как следует из названия, холодовая агглютининовая болезнь возникает вторично по отношению к холодовым аутоантителам.

Это означает — антитело фиксируется на поверхности эритроцита только при низких температурах тела, обычно 28–31 °C. Прикрепленные к эритроцитам антитела заставляют их слипаться друг с другом. Агглютинация — термин обозначающий этот процесс склеивания эритроцитов, появление их конгломератов — агглютининов.

Холодовая аглютеновая болезнь чаще встречается у женщин, особенно в пожилом возрасте.

Симптомы

  • Ощущение постоянной усталости, недостатка энергии.
  • Бледность кожных покровов.
  • Головокружение и головные боли.
  • Одышка, которая появляется при незначительной физической нагрузке.
  • Акроцианоз: синюшная окраска кожи пальцев рук, ног, носа или ушей, связанная с недостаточным кровоснабжением мелких сосудов. Синюшность исчезает при нагревании участка, где возник акроцианоз. Может сопровождаться болью. Не следует путать с феноменом Рейно.
  • Сыпь: ХАБ может вызвать ливедо — появление сетчатого синевато-фиолетового мраморного рисунка кожи.

Причины

Если причину появления холодовых антител установить не удаётся, то это первичная (идиопатическая) холодовая агглютининовая болезнь. Вторичная ХАБ может появиться на фоне следующих заболеваний:

  • Инфекция:
    • Mycoplasma pneumoniae — у 75% людей, зараженных этой бактерией, в крови выявляются повышенные титры холодовых агглютининов.
    • Другие бактериальные инфекции, такие как болезнь легионеров и сифилис.
    • Вирус Эпштейна-Барра (EBV, вирус, вызывающий мононуклеоз). Хотя у более чем 60% больных повышены титры холодовых агглютининов, тем не менее при этой инфекции анемия встречается редко.
    • Причиной могут быть и другие вирусные заболевания, такие как цитомегаловирусная инфекция (ЦМВ), гепатит С, ВИЧ, корь, эпидемический паротит и грипп. Возникшая на фоне этих инфекций ХАБ обычно разрешаются в течение трех недель.
    • Некоторые паразитарные инфекции, например, малярия.
  • Хронический лимфолейкоз.
  • Лимфома.
  • Множественная миелома.

Диагностика

Как правило, анемия легкой степени клинически себя никак не проявляет и выявляется случайно при прохождении общего анализа крови, когда он назначается по другим причинам.

Как и при других гемолитических анемиях, при ХАБ часто обнаруживается макроцитоз (размеры эритроцитов больше нормы).

А также характерен ретикулоцитоз (в крови выявляется большое количество незрелых эритроцитов), связано это с попыткой костного мозга возместить утрату разрушенных эритроцитов.

Прямой антиглобулиновый тест, также известный как прямая проба Кумбса, будет при ХАБ положительным, поскольку это аутоиммунная гемолитическая анемия.

Тест на холодовые агглютинины — основа диагностики ХАБ

Для подтверждения присутствия в крови холодовых агглютининов существует специальный анализ — тест на холодовые агглютинины. Результат теста обычно представлен в виде титра, начиная с 1:64 и заканчивая 1:512. Чем выше титр, тем больше в крови аутоантител.

Так как в большинстве случаев причиной ХАБ являются другие заболевания, то врач может назначить дополнительное тестирование, например, позволяющее выявить возбудителя инфекции.

Лечение

Если анемия легкой степени, то, как правило, никакого специального лечения не требуется.

Если тяжелая или присутствуют симптомы анемии (учащенное сердцебиение, слабость, головокружение), то назначается гемотрансфузия (переливание донорской крови).

Поскольку возмещение нехватки эритроцитов донорскими не устраняет присутствие в крови холодовых аутоантител, ее переливание должно учитывать подогрев. Это предотвращает агглютинацию донорских эритроцитов.

Очень важно! Чтобы свести к минимуму эпизоды появления болезненных ощущений в пальцах и чрезмерного разрушения эритроцитов (гемолиза), следует избегать или ограничить контакт с холодом.

Чувствительность к низким температурам у людей с ХАБ различна; порой симптомы заболевания могут появиться даже в теплую погоду.

Помимо ношения головного убора, перчаток и носков, следует не забывать, что спровоцировать гемолиз могут холодные напитки или контакт любого участка тела с холодной водой.

Ритуксимаб

Ритуксимаб (торговые наименования: Ритуксан, Ацеллбия, Мабтера, Реддитукс, Р-Маб) — препарат, который вводится внутривенно, он разрушает В-лимфоциты, продуцирующие антитела против эритроцитов.

Применение лекарства обнадеживающее, у некоторых пациентов со времени нормальная работа В-лимфоцитов восстанавливается, они перестают вырабатывать антитела к эритроцитам.

Ритуксимаб обычно применяется у пациентов с тяжелой формой заболевания.

Применение глюкокортикоидов и внутривенное введение иммуноглобулина, часто используемые при аутоиммунных заболеваниях, но в случае ХАБ — малоэффективны.

Спленэктомия (хирургическое удаление селезенки), которая в большинстве случаев гемолитической анемии с тепловыми антителами имеет очень хороший эффект, при ХАБ не используется.

При заболевании разрушение эритроцитов в основном происходит в печени, поэтому спленэктомия не дает положительного результата. Иммуносупрессивная терапия цитостатиками эффективна в 50% случаев.

Источник: https://DiagnozLab.com/analysis/holodovaya-agglyutininovaya.html

Холодовая гемолитическая анемия. А при чем здесь повышение MCHC?

Холодовые агглютинины что это

Болезнь холодовых агглютининов – является причиной 15% всех аутоиммунных гемолитических анемий.

При этом заболевании когда кровь подвергается воздействию холодных температур, антитела IgM (белки которые обычно атакуют бактерии), присоединяются к эритроцитам и связывают их вместе (реакция агглютинации). Это в конечном итоге приводит к преждевременному разрушению эритроцитов (гемолиз).

Хотя гемолитическая анемия является основным проявлением, у пациентов также повышен риск развития венозной тромбоэмболии. Симптомы обычно ухудшаются в зимние месяцы.

Акроцианозодин из симптомов болезни, когда руки и ноги приобретают голубоватый цвет при низких температурах.

Для понимания серьезности заболевания давайте ознакомимся со следующей историей болезни:

Клинический случай №1

У 11-летнего ребенка с приступами кашля, осмотр выявил: t – 39,4 ° С, ЧСС -140 уд./мин., Лабораторное обследование:

Уровень гемоглобина – 80 г/л.

Количество лейкоцитов – 20 тыс./мкл.

АЛТ – 86 ед./л.

Титр Mycoplasma pneumoniae – 1: 320.

Мазок периферической крови показал агглютинацию эритроцитов. Прямая проба Кумбса – положительна. Рентген грудной клетки показал двустороннюю инфильтрацию. Пациенту назначен эритромицин.

Через два дня уровень гемоглобина у пациента составил 38 г/л, гаптоглобин не поддается измерению (ниже уровня чувствительности анализа), а уровень ЛДГ составил 1397 ед/л. Пациент получал нагретую эритроцитарную массу и внутривенный иммуноглобулин (ВВИГ). Через 13 дней был выписан с уровнем гемоглобина 87 г/л.

Уровень гемоглобина через 10 недель составил 133 г/л, а холодовые агглютинины через 6 недель уже не обнаруживались в сыворотке.

Это классическая постинфекционнаяхолодовая агглютининовая болезнь. Такое заболевание может быть серьезным, но, как правило, лечится с помощью поддерживающей терапии, с ожидаемым полным выздоровлением.

Симптомы

Симптомы могут возникать внезапно, приводя к быстрому развитию тяжелой анемии и гемоглобинурии, или развиваться постепенно и незаметно.

В ретроспективном анализе, проведенном в клинике Майо, средний возраст на момент постановки диагноза составлял 72 года, а наиболее распространенным симптомом был акроцианоз, который наблюдался у 44% пациентов.

Вот наиболее частые жалобы, с которыми обращаются пациенты при холодовой гемолитической анемии:

  • Желтуха
  • Артралгия (боль в суставах)
  • Усталость
  • Мышечная слабость
  • Бледность
  • Ненормальный цвет мочи
  • Боль в спине
  • Понос (диарея)
  • Головная боль
  • Тошнота и рвота

После осмотра врач может выявить следующие особенности:

  • Гепатомегалию (увеличение размеров печени)
  • Лимфаденопатию (увеличение размеров лимфоузлов)
  • Спленомегалию (увелиение размеров селезенки)

Патофизиология

Холодовые агглютинины – это белки класса IgM, которые могут быть моноклональными или поликлональными. Белок IgM фиксирует комплемент на поверхности эритроцитов, который затем откладывается на поверхности эритроцитов и приводит к гемолизу.

Поликлональные IgM являются частью первичного иммунного ответа на инфекцию. Поликлональный холодовой гемолиз обычно наблюдается в педиатрии. Наиболее часто описываемыми инфекциями являются Mycoplasma pneumoniae и инфекционный мононуклеоз, вызываемый вирусом Эпштейна-Барр.

Тем не менее, целый ряд инфекций может вызвать гемолиз – от гриппа до малярии. Поскольку уровень IgM является частью первичного иммунного ответа, он снижается в течение нескольких недель и, как следствие, гемолиз имеет тенденцию быть преходящим и требует только поддерживающего лечения.

Более распространенным сценарием является пожилой пациент, чей белок IgM является моноклональным. Этот моноклональный IgM обычно находится на низком уровне, и многие пациенты не соответствуют критериям для макроглобулинемии Вальденстрема (10% инфильтрация костного мозга клональными клетками).

Присутствие сывороточного моноклонального IgM, который связывает комплемент с эритроцитами, приводит к хронической иммуногемолитической анемии. В ретроспективном анализе 4,2% пациентов с моноклональным белком IgM имели холодовую гемолитическую анемию. Обострения могут быть спровоцированы острыми вирусными инфекциями.

Когда это происходит, могут быть признаки внутрисосудистого гемолиза, в том числе повышение содержания гемоглобина в моче.

Лабораторная диагностика

Если у пациента с анемией прямая проба Кумбса отрицательная , вероятность обнаружения холодового агглютинина составляет всего 1%.

Термин «холодовая агглютининовая гемолитическая анемия» немного ошибочен, поскольку он относится не к температуре внешней среды, а скорее к поведению эритроцитов in vitro в клинической лаборатории.

Были предприняты попытки определить нормальный диапазон титра для холодового агглютинина. Титр 1: 4 или ниже были почти всегда безвредными.

Пациенты с титрами 1:64 или выше имели типичные признаки внесосудистого гемолиза.

Типичные лабораторные признаки заболевания:

  • Ретикулоцитоз
  • Повышение уровня ЛДГ
  • Повышение уровня непрямого билирубина
  • Снижение гаптоглобина

Поскольку практически все пациенты имеют моноклональный белок IgM, часто встречается клональная популяция В-лимфоцитов в костном мозге, ответственная за синтез моноклонального белка.

Примерно у половины пациентов морфологический анализ представлял собой лимфоплазмоцитарную лимфому (болезнь Вальденстрема). Средний исходный гемоглобин при постановке диагноза составил 92 г/л.

Общий анализ крови может быть ложным при использовании гематологического анализатора у пациента с холодовой агглютинацией, даже при полном отсутствии симптомов. Агглютинация приводит к ложному уменьшению количества подсчитанных эритроцитов.

На измерение гемоглобина это не влияет, потому что гемоглобин измеряется после лизиса эритроцитов. Но при этом MCHC (средняя концентрация гемоглобина в эритроцитах) может быть выше 400 г/л.

MCHC рассчитывается как отношение концентрации гемоглобина к объему всех эритроцитов (гематокриту).

Гематокрит для гематологического анализатора это расчетный показатель: HCT = MCV (средний объем эритроцита) × RBC (концентрация эритроцитов).

Так как, агглютинаты эритроцитов, анализатор не засчитывает, падает концентрация эритроцитов и резко увеличивается MCHC. MCHC также может быть повышен при хилезе и гемолизе.

Для того, чтобы это проверить, необходимо чтобы пробирка стояла в вертикальном положении 30-60 минут (либо отцентрифугировать на низких оборотах).

После 30 минутного прогревания пробирки при 37℃ и последующего анализа уровень MCHC обычно

Источник: https://www.leukoformula.com/post/cold-hemolytic-anemia

Чем отличаются клетки крови у разных людей и зачем эти отличия стирать

Холодовые агглютинины что это

В июне группа исследователей из Университета Британской Колумбии (Канада) сообщила о необычной находке. Ученые обнаружили бактерию, способную превращать кровь группы А в кровь нулевой группы и этим делать ее пригодной к переливанию каждому. Рассказываем, что конкретно было сделано, зачем это нужно и какие трудности могут возникнуть при использовании «обращенной» крови.

От крови кровно в кровь

Массовый интерес к переливанию крови возник у европейцев в XVII веке. Благодаря английскому врачу Уильяму Гарвею они узнали, что кровь не просто находится в организме, но и перемещается по нему.

Появились идеи, что эти перемещения, создающие кровообращение, влияют на здоровье человека. Как именно, пока никто не знал, но попробовать подправить состояние больных с помощью чужой крови хотелось многим.

Первые эксперименты — по крайней мере, из задокументированных — догадались провести не на людях, а на собаках. Их приписывают другому английскому врачу — Ричарду Лоуэру. В 1665 году он спас несколько больных собак, введя им кровь здоровых псов.

Правда, доноры при этом не выжили: кровь у них брали прямо из артерии на шее, а остановить кровотечение в таком месте очень непросто.

Кроме того, о стерильности тогда никто не заботился (да и не знал, что это такое), так что операции проделывались в антисанитарных условиях.

Тем не менее, в целом опыт был признан успешным, ведь те, кого намеревались спасти, выжили. Двумя годами позже Лоуэр обратил внимание на опыт своего французского коллеги Жан-Батиста Дени. Тот уже пошел дальше и поставил эксперимент на человеке.

Правда, во избежание гибели донора на сей раз кровь стали брать не из надреза артерии на шее, а более гуманно — пиявками. Кроме того, в качестве донора (на всякий случай!) выступил не человек, а представитель совсем другого биологического вида — овца.

Дени ввел отсосанную пиявками кровь 15-летнему мальчику через трубочки из серебра и гусиных перьев. Мальчик выжил, но подробных сведений о своем состоянии не сообщил — не факт, что он был грамотным.

Лоуэр же решил сделать реципиентом овечьих биологических жидкостей взрослого и заведомо грамотного Артура Кога.

Ему пообещали 20 шиллингов за участие в эксперименте, а в обмен попросили, чтобы тот детально описал ощущения от процедуры и после нее. Кога страдал вполне заметным и неприятным недугом — сумасшествием.

Предполагалось, что гемотрансфузия (а именно так более научно называется переливание крови) прояснит его рассудок.

Поначалу так и было: через неделю после процедуры с серебряными трубочками, гусиными перьями и овечьей кровью Артур Кога, во-первых, предоставил Королевскому обществу подробный отчет о своем состоянии, а во-вторых, на званом обеде продемонстрировал хорошие манеры. Через некоторое время наступил откат: денежное вознаграждение за эксперимент со своим участием Кога пропил, а в месте распития надебоширил, так что стойкого просветления его рассудка констатировать не удалось.

Параллельно с этим, как назло, во Франции после переливания крови теленка умер очередной пациент Дени. Потом выяснилось, что истинной причиной смерти было отравление мышьяком, но было поздно: межвидовую гемотрансфузию законодательно запретили.

Как мы теперь понимаем, Артуру Кога и первым пациентам Жан-Батиста Дени крупно повезло. От таких экстремальных процедур они навряд ли могли оздоровиться, а вот погибнуть — запросто. Кровь животного одного вида нельзя переливать особи другого вида, так как состав этих образцов крови разный и организм реципиента воспримет биоматериал донора как нечто чужеродное и враждебное.

Вероятно, участники экспериментов остались в живых, потому что им переливали довольно скромные объемы крови: Кога получил от овцы 9–10 унций жидкости, а первый подопытный Дени — 12. С такой угрозой их иммунные системы справились.

Попарное склеивание

В XIX веке открытые попытки гемотрансфузии возобновились, и на сей раз кровь уже переливали от человека к человеку.

Ситуации были незавидные: как правило, на столы первых трансфузиологов попадали женщины с маточным кровотечением, а сами трансфузиологи были изначально акушерами. Донорами для женщин выступали их мужья.

Первые такие переливания в Англии провел Джеймс Бланделл в 1818 году, в России — Андрей Вольф в 1832-м.

Пациенткам очень повезло с мужьями: реакции отторжения чужой крови не убили их, хотя могли бы. Ведь состав этой жидкости отличается не только у представителей разных видов, но и у отдельных индивидов. Это экспериментально показал в 1900 году австрийский врач Карл Ландштейнер. В то время он увлекался иммунологией и смотрел, как клетки разных организмов реагируют друг на друга.

Четырьмя годами ранее Ландштейнер обнаружил, что бактерии, которым в питательную среду добавили сыворотку — человеческую кровь, лишенную форменных элементов и главного отвечающего за свертывание белка, собираются в группки, будто бы склеиваясь, и оседают. Отсюда ученый вывел, что какие-то вещества в сыворотке крови заставляют бактериальные клетки слипаться друг с другом. Процесс слипания назвали агглютинацией, загадочные вещества — агглютининами.

Логично, что агглютинины должны как-то находить клетки, которые надо подвергнуть слипанию. Но ведь в крови тоже содержатся клетки, и «родные» агглютинины сыворотки никак на эти клетки не воздействуют — судя по тому, что кровь у людей в норме в организме не сворачивается.

Отсюда вытекало два предположения. Первое: на форменных элементах крови, как и на бактериях, есть какие-то вещества, которые образуют пары с агглютининами сыворотки. Второе: у каждого конкретного человека эти вещества подобраны так, чтобы не слипаться с собственными агглютининами.

Эти предположения Ландштейнер проверил, взяв образцы крови у себя и еще пяти сотрудников лаборатории. Для всех образцов он отделил сыворотку от самых массовых форменных элементов, эритроцитов, и стал комбинировать эти составляющие крови разными способами.

Иногда эритроциты агглютинировали при контакте с чужой сывороткой, иногда нет.

Бывало и такое, что клетки его крови склеивались и выпадали в осадок, если к ним добавляли сыворотку одного коллеги, но оставались в норме, когда к ним приливали сыворотку другого донора.

Это означало, что существует несколько разновидностей агглютининов и веществ второй группы (они получили название агглютиногены).

Реакция агглютинации эритроцитов крови второй группы (A) с сыворотками крови всех групп. Эритроциты не склеились при контакте с сывороткой группы A и с физиологическим раствором (K — контроль), в котором агглютининов нет.

Wikimedia Commons

Ландштейнер выделил три группы крови: A, B и 0 (у нас их часто называют второй, третьей и первой соответственно). Эти буквы обозначают типы агглютиногенов, которые содержатся на эритроцитах данной группы.

На клетках нулевой группы ни A-, ни B-агглютиногенов нет. Чуть позже ученики австрийца нашли кровь еще одной группы, где у эритроцитов присутствовали сразу и A-, и B-агглютиногены.

Она получила название AB (синоним — четвертая).

Открытие групп крови не осталось незамеченным. Ему быстро нашли клиническое применение: стали переливать людям кровь от тех доноров, которые имели ту же группу крови, что и сами пациенты, или, в крайнем случае, кровь нулевой группы. Она не вызывает склеивания эритроцитов при смешивании с родной кровью, так как в ней нет соответствующих агглютиногенов.

Агглютинины и агглютиногены в крови разных типов

Wikimedia Commons

Позже были найдены другие вещества, способные вызвать агглютинацию, и появились новые системы групп крови. Самая известная из них — резус. При гемотрансфузии учитывают, помимо ландштейнеровских групп, как минимум наличие или отсутствие резус-фактора.

Обнуляй

Агглютинины (вещества в сыворотке) — это антитела, то есть белки. Агглютиногены (вещества на поверхности эритроцитов) — это антигены, то есть то, что вызывает реакцию антител. Белками они быть не обязаны, номинально в роли антигена может выступить что угодно.

Довольно часто это олигосахариды и полисахариды — длинные молекулы из мелких углеводов вроде глюкозы. Они содержатся в оболочках бактерий и выступают в роли опознавательных знаков для других клеток, а нередко и защищают хозяев.

Полисахариды в массе своей не растворяются в воде, а только набухают и ослизняются.

Скользкую клетку сложнее ухватить, а к ее поверхности тяжелее подвести молекулы антибиотиков или какие-то другие вредные соединения: слизь поглотит и остановит их.

Строение антигенов на поверхности эритроцитов групп крови 0, A, B и AB

Wikimedia Commons

Подобная защита пригодилась бы не только бактериям. Она есть и у клеток других организмов. На поверхности клеток животных нередко присутствует гликокаликс. Таким образом, если микробу понадобится проникнуть в животную клетку или хотя бы как-то закрепиться на ее настоящей, неуглеводной поверхности, ему придется побороться с чужими углеводами.

Такое сплошь и рядом происходит в кишечнике человека, а конкретно в толстой кишке. Ее населяют бактерии-симбионты, и для того, чтобы не быть выкинутыми наружу вместе с калом, им приходится цепляться за стенки кишки, а для этого — разрушать углеводную защиту ее стенок.

Это знали исследователи из Университета Британской Колумбии (Канада).

Прошерстив кишечный микробиом человека, они обнаружили бактерию Flavonifractor plautii, ферменты которой не просто расщепляют какие-то сложные сахара, а наиболее эффективно действуют на A-агглютиногены — те, что присутствуют у эритроцитов второй группы крови, A. Они выделили ген, кодирующий этот фермент, и проверили его работу вне бактериальных клеток.

Несколько модификаций — и фермент оказался достаточно активным: небольшого количества его молекул хватало, чтобы отщепить от A-агглютиногенов на поверхности человеческих эритроцитов практически все составляющие и оставить только самый скелет олигосахаридной молекулы.

Впервые авторы сообщили об этом на съезде Американского химического общества (ACS) в 2018 году, а в июне 2019-го, за несколько суток до Всемирного дня донора крови, вышла научная статья в Nature Microbiology.

Находка ценна тем, что потенциально увеличивает запас универсальной донорской крови почти в два раза. Встречаемость группы крови А у европеоидов — 40 процентов, группы 0 — 45 процентов, а именно из A планируется получать 0.

0h h/h, или Бомбейская группа

Кровь, обработанную ферментом кишечной бактерии, можно переливать любому человеку, как и кровь нулевой группы. Активных агглютиногенов А оставаться в ней не должно. Но в данном случае антигены не устраняются полностью с поверхности эритроцитов, а только становятся короче. От них остается одинаковый олигосахаридный костяк, называемый H-антигеном.

Схема синтеза различных типов антигенов эритроцитов

Blood Group Systems

У подавляющего большинства людей в сыворотке крови нет агглютининов, реагирующих на этот агглютиноген.

Однако, как водится, есть исключения — и таким пациентам нельзя переливать ни «природную», ни модифицированную кровь нулевой группы.

Дело в том, что большинство процессов в нашем организме многоступенчаты и управляются не одним геном, а множеством. В управленческих сетях обычно встречается несколько узлов, и они выстроены в определенной иерархии.

Построением A- и B-агглютиногенов на поверхности эритроцитов управляют свои ферменты. Они, как любые другие белки, кодируются определенными генами, в данном случае I.

У этого гена, известного всем по школьным генетическим задачам, три аллеля, один рецессивный (i или I0) и два доминантных (IA и IB). Есть ген, который управляет этим построением, h.

Мутации в нем (а точнее, сразу в двух его копиях, генотип h/h) приводят к тому, что эритроциты не получают A- и B-агглютиногенов независимо от того, какие варианты гена I в них присутствуют.

H-агглютиноген тоже получается нетипичным, укороченным, так что группа крови тут даже не нулевая. Но именно к ней такую кровь относят стандартные процедуры выявления, основанные на агглютинации с разными сыворотками (как делал сам Ландштейнер): ведь в ней нет обычных агглютиногенов.

Проблемы бы не было, если бы содержание агглютининов было однозначно связано с наличием агглютиногенов. Но антитела сыворотки крови у человека с мутацией в гене h могут быть какими угодно, в том числе против H-агглютиногена. Если у него самого такого агглютиногена нет, все в порядке. Если H-антиген попадет в кровь такого пациента, случится агглютинация.

Строение антигенов на поверхности эритроцитов групп крови 0, A, B и 0h (бомбейской)

Wikimedia Commons

К счастью, подобная мутация встречается нечасто (в среднем у 0,0004 процента населения мира) и в основном в Южной Азии. Ее впервые обнаружили у жителя Бомбея, потому необычная группа крови получила название бомбейской, или 0h. Таким людям не стоит переливать кровь нулевой группы и нельзя будет проводить трансфузию крови, модифицированной бактериальным ферментом по рецепту канадцев.

Впрочем, есть надежда, что у микроскопических обитателей человеческого кишечника найдется и такая молекула, которая сможет превращать обычные агглютиногены в бомбейский. Ведь обладателям бомбейского фенотипа, как и всякому человеку на земле, может понадобиться срочное переливание крови.

Светлана Ястребова

Источник: https://zen.yandex.ru/media/nplus1/chem-otlichaiutsia-kletki-krovi-u-raznyh-liudei-i-zachem-eti-otlichiia-stirat-5dfa97ae16ef9000ae2e17c3

Аутоиммунная гемолитическая анемия: что это такое, лечение, причины, симптомы, признаки

Холодовые агглютинины что это

Аутоиммунная гемолитическая анемия.

Возникает как результат повышенной деструкции эритроцитов из-за антител к эритроцитам. Антителами могут быть IgG или IgM, реже — IgE или IgA.

Если антитела активно фиксируют комплемент, наблюдают внутрисосудистый гемолиз, но если активация комплемента слабая, гемолиз будет внесосудистым. Покрытые антителами эритроциты в селезёнке теряют часть мембраны, отдавая её макрофагам, и в крови появляются сфероциты.

Оптимальную температуру, при которой антитела активны (температурная специфичность), используют для классификации иммунного гемолиза.

  • Тепловые антитела связывают эритроциты лучше при температуре 37 °С и ответственны за 80% случаев. Как правило, это IgG, и они способны реагировать с резус-антигенами.
  • Холодовые антитела связывают эритроциты лучше при температуре 4 °С, однако иногда связывают эритроциты при более высокой температуре, до 37 °С. Это обычно IgM, и они связывают комплемент. Их выявляют у других 20% больных.

Патология, обусловленная Холодовыми агглютининами

Это состояние объясняется фиксацией антител (обычно это IgM) на эритроцитах при 4 °С, приводя их к агглютинации. Это может вызвать внутрисосудистый гемолиз, если возникает фиксация комплемента. Процесс разрушения эритроцитов становится хроническим при моноклональных антителах или протекает остро, иногда транзиторно, при поликлональных антителах.

Хроническая патология, обусловленная Холодовыми агглютининами

Эта патология поражает пожилых людей, и в её основе может лежать низкозлокачественная В-клеточная лимфома. У больного происходит внутрисосудистый гемолиз малой интенсивности при воздействии холода; наблюдают боли и цианоз пальцев рук и ног, ушных раковин, носа (акроцианоз).

Акроцианоз обусловлен агглютинацией эритроцитов в мелких сосудах в зонах, подверженных холодовому воздействию. В мазке крови при этом обнаруживают агглютинацию, и MCV может быть ложно повышенным, в связи с тем, что автоматические анализаторы «воспринимают» агрегаты как отдельные клетки.

Моноклональные IgM обычно специфичны против I- или, реже, i-антигена, и титры их очень высоки. Лечение направлено против любой лимфомы, лежащей в основе этого состояния, но если заболевание идиопатическое, больные должны всегда держать конечности в тепле, особенно зимой. Части больных помогают кортикостероиды, можно использовать гемотрансфузии.

Проверенные на совместимость образцы крови необходимо транспортировать в контейнерах при температуре 37 °С, а кровь переливать с использованием обогревателя крови.

Другие причины холодовой агглютинации

Холодовая агглютинация иногда происходит в связи с Mycoplasma pneumoniae или мононуклеозом. Пароксизмальная холодовая гемоглобинурия крайне редко возникает у детей при врождённом сифилисе.

IgG-антитела присоединяются к эритроцитам в периферическом русле, но лизис происходит в центральном кровотоке, когда на иммунной паре фиксируется комплемент.

Эти антитела называют антителами Доната—Ландштейнера, и они специфичны против Р-антигена на эритроцитах.

Тепловой аутоиммунный гемолиз

Частота теплового аутоиммунного гемолиза составляет 1/100 000 населения в год; он происходит в любом возрасте, но чаще в среднем, причём преобладают женщины. У половины больных никакой причины выявить не удаётся, у других 50% больных гемолиз вторичен по отношению к ряду состояний:

  • лимфоидные опухоли: лимфома, хронический лимфолейкоз, множественная миелома;
  • солидные опухоли лёгких, толстой кишки, почек, яичников, тимома;
  • СКВ, ревматоидный артрит;
  • лекарственные воздействия: метилдопа, мефенаминовая кислота, пенициллин, хинин;
  • другие причины: неспецифический язвенный колит, ВИЧ.

Исследования при аутоиммунной гемолитической анемии

В мазке крови обнаруживают сфероциты и признаки гемолиза. Диагноз подтверждает прямая реакция Кумбса или антиглобулиновый тест. Эритроциты смешивают с реагентом Кумбса, который содержит антитела против человеческих IgG/M/комплемента. Если эритроциты in vivo были покрыты антителами, реагент Кумбса вызовет их агглютинацию, легко определяемую визуально.

Соответствующее антитело можно отделить от эритроцита и протестировать на панели типированных эритроцитов, чтобы определить, против какого эритроцитарного антигена оно направлено. Обычно специфичность обращена на резус-антиген, а чаще всего выявляют анти-е. Это помогает при подборе крови (определении биологической совместимости).

Прямая реакция Кумбса может оказаться отрицательной при интенсивном гемолизе, для положительной реакции необходимо присутствие на каждом эритроците примерно 200 молекул антител. Если антитела способны довольно активно фиксировать комплемент, гемолиз может начаться при гораздо меньшем количестве антител на эритроцитах.

Стандартный реактив Кумбса не прореагирует с антителами IgA и IgE.

Лечение аутоиммунной гемолитической анемии

  • При вторичном гемолизе лечение направляют на устранение причины, лежащей в его основе; все подозрительные лекарственные препараты подлежат отмене.
  • Сначала больному дают преднизолон. Ответ на лечение проявляется у 70—80% больных, но на это необходимо свыше 3 нед. Росту гемоглобина соответствует снижение уровней билирубина и ЛДГ. Когда гемоглобин достигнет 100 г/л, дозу кортикостероида можно уменьшить. В течение 10 нед дозу преднизолона доводят до нуля. Кортикостероиды подавляют макрофагальную деструкцию покрытых антителами эритроцитов и уменьшают выработку антител.
  • Трансфузия требуется при угрожающих жизни состояниях. Незначительная несовместимость крови возможна, но может увеличить трансфузионную реакцию или образование дополнительных аллоантител. Трансфузии необходимо осуществлять только с использованием «максимально совместимой крови», но даже при соблюдении этого условия возможны трансфузионные реакции и дополнительная стимуляция синтеза аллоантител.
  • Если гемолиз не поддаётся лечению кортикостероидами или стабилизировать его могут лишь большие их дозы, решают вопрос о спленэктомии. Этим удаляют основное место, где происходит разрушение эритроцитов и выработка антител, с хорошим результатом у 50—60% больных. Спленэктомию можно выполнить лапароскопически наиболее щадящим способом.
  • Для больных, не ответивших на кортикостероиды, не подлежащих спленэктомии, может быть использовано альтернативное иммуносупрессивное лечение. Оно менее всего подходит для молодых пациентов, для которых долговременный приём иммуносупрессоров опасен образованием вторичных неоплазий. Выбирают между азатиоприном и циклоспорином (по 2 мг/кг внутрь). Индукции ответа обычно занимают 2—3 мес.

Источник: http://www.wyli.ru/zdorove/meditsina/gematologiya/autoimmunnaya-gemoliticheskaya-anemiya-chto-eto-takoe-lechenie-prichiny-simptomy-priznaki.html

Холодовая агглютининовая болезнь (хаб) – редкий тип аутоиммунной гемолитической анемии

Холодовые агглютинины что это
Холодовые агглютинины что это

Холодовая агглютининовая болезнь (ХАБ) является редко встречающимся вариантом аутоиммунной гемолитической анемии (АИГА), которая развивается, когда иммунная система атакует и разрушает эритроциты.

статьи:

  • 1 Симптомы
  • 2 Причины
  • 3 Диагностика
  • 4 Лечение

Людям с холодовой агглютининовой болезнью следует избегать переохлаждения и контакта с холодной водой.

Появление в организме тепловых аутоантител — наиболее частая причина развития аутоиммунной гемолитической анемии. «Тепловые» означает — антитело прикрепляется к эритроциту при нормальной температуре тела (37.5 °C). Как следует из названия, холодовая агглютининовая болезнь возникает вторично по отношению к холодовым аутоантителам.

Это означает — антитело фиксируется на поверхности эритроцита только при низких температурах тела, обычно 28–31 °C. Прикрепленные к эритроцитам антитела заставляют их слипаться друг с другом. Агглютинация — термин обозначающий этот процесс склеивания эритроцитов, появление их конгломератов — агглютининов.

Холодовая аглютеновая болезнь чаще встречается у женщин, особенно в пожилом возрасте.

Симптомы

  • Ощущение постоянной усталости, недостатка энергии.
  • Бледность кожных покровов.
  • Головокружение и головные боли.
  • Одышка, которая появляется при незначительной физической нагрузке.
  • Акроцианоз: синюшная окраска кожи пальцев рук, ног, носа или ушей, связанная с недостаточным кровоснабжением мелких сосудов. Синюшность исчезает при нагревании участка, где возник акроцианоз. Может сопровождаться болью. Не следует путать с феноменом Рейно.
  • Сыпь: ХАБ может вызвать ливедо — появление сетчатого синевато-фиолетового мраморного рисунка кожи.

Причины

Если причину появления холодовых антител установить не удаётся, то это первичная (идиопатическая) холодовая агглютининовая болезнь. Вторичная ХАБ может появиться на фоне следующих заболеваний:

  • Инфекция:
    • Mycoplasma pneumoniae — у 75% людей, зараженных этой бактерией, в крови выявляются повышенные титры холодовых агглютининов.
    • Другие бактериальные инфекции, такие как болезнь легионеров и сифилис.
    • Вирус Эпштейна-Барра (EBV, вирус, вызывающий мононуклеоз). Хотя у более чем 60% больных повышены титры холодовых агглютининов, тем не менее при этой инфекции анемия встречается редко.
    • Причиной могут быть и другие вирусные заболевания, такие как цитомегаловирусная инфекция (ЦМВ), гепатит С, ВИЧ, корь, эпидемический паротит и грипп. Возникшая на фоне этих инфекций ХАБ обычно разрешаются в течение трех недель.
    • Некоторые паразитарные инфекции, например, малярия.
  • Хронический лимфолейкоз.
  • Лимфома.
  • Множественная миелома.

Диагностика

Как правило, анемия легкой степени клинически себя никак не проявляет и выявляется случайно при прохождении общего анализа крови, когда он назначается по другим причинам.

Как и при других гемолитических анемиях, при ХАБ часто обнаруживается макроцитоз (размеры эритроцитов больше нормы).

А также характерен ретикулоцитоз (в крови выявляется большое количество незрелых эритроцитов), связано это с попыткой костного мозга возместить утрату разрушенных эритроцитов.

Прямой антиглобулиновый тест, также известный как прямая проба Кумбса, будет при ХАБ положительным, поскольку это аутоиммунная гемолитическая анемия.

Тест на холодовые агглютинины — основа диагностики ХАБ

Для подтверждения присутствия в крови холодовых агглютининов существует специальный анализ — тест на холодовые агглютинины. Результат теста обычно представлен в виде титра, начиная с 1:64 и заканчивая 1:512. Чем выше титр, тем больше в крови аутоантител.

Так как в большинстве случаев причиной ХАБ являются другие заболевания, то врач может назначить дополнительное тестирование, например, позволяющее выявить возбудителя инфекции.

Лечение

Если анемия легкой степени, то, как правило, никакого специального лечения не требуется.

Если тяжелая или присутствуют симптомы анемии (учащенное сердцебиение, слабость, головокружение), то назначается гемотрансфузия (переливание донорской крови).

Поскольку возмещение нехватки эритроцитов донорскими не устраняет присутствие в крови холодовых аутоантител, ее переливание должно учитывать подогрев. Это предотвращает агглютинацию донорских эритроцитов.

Очень важно! Чтобы свести к минимуму эпизоды появления болезненных ощущений в пальцах и чрезмерного разрушения эритроцитов (гемолиза), следует избегать или ограничить контакт с холодом.

Чувствительность к низким температурам у людей с ХАБ различна; порой симптомы заболевания могут появиться даже в теплую погоду.

Помимо ношения головного убора, перчаток и носков, следует не забывать, что спровоцировать гемолиз могут холодные напитки или контакт любого участка тела с холодной водой.

Ритуксимаб

Ритуксимаб (торговые наименования: Ритуксан, Ацеллбия, Мабтера, Реддитукс, Р-Маб) — препарат, который вводится внутривенно, он разрушает В-лимфоциты, продуцирующие антитела против эритроцитов.

Применение лекарства обнадеживающее, у некоторых пациентов со времени нормальная работа В-лимфоцитов восстанавливается, они перестают вырабатывать антитела к эритроцитам.

Ритуксимаб обычно применяется у пациентов с тяжелой формой заболевания.

Применение глюкокортикоидов и внутривенное введение иммуноглобулина, часто используемые при аутоиммунных заболеваниях, но в случае ХАБ — малоэффективны.

Спленэктомия (хирургическое удаление селезенки), которая в большинстве случаев гемолитической анемии с тепловыми антителами имеет очень хороший эффект, при ХАБ не используется.

При заболевании разрушение эритроцитов в основном происходит в печени, поэтому спленэктомия не дает положительного результата. Иммуносупрессивная терапия цитостатиками эффективна в 50% случаев.

Источник: https://DiagnozLab.com/analysis/holodovaya-agglyutininovaya.html

Холодовая гемолитическая анемия. А при чем здесь повышение MCHC?

Холодовые агглютинины что это

Болезнь холодовых агглютининов – является причиной 15% всех аутоиммунных гемолитических анемий.

При этом заболевании когда кровь подвергается воздействию холодных температур, антитела IgM (белки которые обычно атакуют бактерии), присоединяются к эритроцитам и связывают их вместе (реакция агглютинации). Это в конечном итоге приводит к преждевременному разрушению эритроцитов (гемолиз).

Хотя гемолитическая анемия является основным проявлением, у пациентов также повышен риск развития венозной тромбоэмболии. Симптомы обычно ухудшаются в зимние месяцы.

Акроцианозодин из симптомов болезни, когда руки и ноги приобретают голубоватый цвет при низких температурах.

Для понимания серьезности заболевания давайте ознакомимся со следующей историей болезни:

Клинический случай №1

У 11-летнего ребенка с приступами кашля, осмотр выявил: t – 39,4 ° С, ЧСС -140 уд./мин., Лабораторное обследование:

Уровень гемоглобина – 80 г/л.

Количество лейкоцитов – 20 тыс./мкл.

АЛТ – 86 ед./л.

Титр Mycoplasma pneumoniae – 1: 320.

Мазок периферической крови показал агглютинацию эритроцитов. Прямая проба Кумбса – положительна. Рентген грудной клетки показал двустороннюю инфильтрацию. Пациенту назначен эритромицин.

Через два дня уровень гемоглобина у пациента составил 38 г/л, гаптоглобин не поддается измерению (ниже уровня чувствительности анализа), а уровень ЛДГ составил 1397 ед/л. Пациент получал нагретую эритроцитарную массу и внутривенный иммуноглобулин (ВВИГ). Через 13 дней был выписан с уровнем гемоглобина 87 г/л.

Уровень гемоглобина через 10 недель составил 133 г/л, а холодовые агглютинины через 6 недель уже не обнаруживались в сыворотке.

Это классическая постинфекционнаяхолодовая агглютининовая болезнь. Такое заболевание может быть серьезным, но, как правило, лечится с помощью поддерживающей терапии, с ожидаемым полным выздоровлением.

Симптомы

Симптомы могут возникать внезапно, приводя к быстрому развитию тяжелой анемии и гемоглобинурии, или развиваться постепенно и незаметно.

В ретроспективном анализе, проведенном в клинике Майо, средний возраст на момент постановки диагноза составлял 72 года, а наиболее распространенным симптомом был акроцианоз, который наблюдался у 44% пациентов.

Вот наиболее частые жалобы, с которыми обращаются пациенты при холодовой гемолитической анемии:

  • Желтуха
  • Артралгия (боль в суставах)
  • Усталость
  • Мышечная слабость
  • Бледность
  • Ненормальный цвет мочи
  • Боль в спине
  • Понос (диарея)
  • Головная боль
  • Тошнота и рвота

После осмотра врач может выявить следующие особенности:

  • Гепатомегалию (увеличение размеров печени)
  • Лимфаденопатию (увеличение размеров лимфоузлов)
  • Спленомегалию (увелиение размеров селезенки)

Патофизиология

Холодовые агглютинины – это белки класса IgM, которые могут быть моноклональными или поликлональными. Белок IgM фиксирует комплемент на поверхности эритроцитов, который затем откладывается на поверхности эритроцитов и приводит к гемолизу.

Поликлональные IgM являются частью первичного иммунного ответа на инфекцию. Поликлональный холодовой гемолиз обычно наблюдается в педиатрии. Наиболее часто описываемыми инфекциями являются Mycoplasma pneumoniae и инфекционный мононуклеоз, вызываемый вирусом Эпштейна-Барр.

Тем не менее, целый ряд инфекций может вызвать гемолиз – от гриппа до малярии. Поскольку уровень IgM является частью первичного иммунного ответа, он снижается в течение нескольких недель и, как следствие, гемолиз имеет тенденцию быть преходящим и требует только поддерживающего лечения.

Более распространенным сценарием является пожилой пациент, чей белок IgM является моноклональным. Этот моноклональный IgM обычно находится на низком уровне, и многие пациенты не соответствуют критериям для макроглобулинемии Вальденстрема (10% инфильтрация костного мозга клональными клетками).

Присутствие сывороточного моноклонального IgM, который связывает комплемент с эритроцитами, приводит к хронической иммуногемолитической анемии. В ретроспективном анализе 4,2% пациентов с моноклональным белком IgM имели холодовую гемолитическую анемию. Обострения могут быть спровоцированы острыми вирусными инфекциями.

Когда это происходит, могут быть признаки внутрисосудистого гемолиза, в том числе повышение содержания гемоглобина в моче.

Лабораторная диагностика

Если у пациента с анемией прямая проба Кумбса отрицательная , вероятность обнаружения холодового агглютинина составляет всего 1%.

Термин «холодовая агглютининовая гемолитическая анемия» немного ошибочен, поскольку он относится не к температуре внешней среды, а скорее к поведению эритроцитов in vitro в клинической лаборатории.

Были предприняты попытки определить нормальный диапазон титра для холодового агглютинина. Титр 1: 4 или ниже были почти всегда безвредными.

Пациенты с титрами 1:64 или выше имели типичные признаки внесосудистого гемолиза.

Типичные лабораторные признаки заболевания:

  • Ретикулоцитоз
  • Повышение уровня ЛДГ
  • Повышение уровня непрямого билирубина
  • Снижение гаптоглобина

Поскольку практически все пациенты имеют моноклональный белок IgM, часто встречается клональная популяция В-лимфоцитов в костном мозге, ответственная за синтез моноклонального белка.

Примерно у половины пациентов морфологический анализ представлял собой лимфоплазмоцитарную лимфому (болезнь Вальденстрема). Средний исходный гемоглобин при постановке диагноза составил 92 г/л.

Общий анализ крови может быть ложным при использовании гематологического анализатора у пациента с холодовой агглютинацией, даже при полном отсутствии симптомов. Агглютинация приводит к ложному уменьшению количества подсчитанных эритроцитов.

На измерение гемоглобина это не влияет, потому что гемоглобин измеряется после лизиса эритроцитов. Но при этом MCHC (средняя концентрация гемоглобина в эритроцитах) может быть выше 400 г/л.

MCHC рассчитывается как отношение концентрации гемоглобина к объему всех эритроцитов (гематокриту).

Гематокрит для гематологического анализатора это расчетный показатель: HCT = MCV (средний объем эритроцита) × RBC (концентрация эритроцитов).

Так как, агглютинаты эритроцитов, анализатор не засчитывает, падает концентрация эритроцитов и резко увеличивается MCHC. MCHC также может быть повышен при хилезе и гемолизе.

Для того, чтобы это проверить, необходимо чтобы пробирка стояла в вертикальном положении 30-60 минут (либо отцентрифугировать на низких оборотах).

После 30 минутного прогревания пробирки при 37℃ и последующего анализа уровень MCHC обычно

Источник: https://www.leukoformula.com/post/cold-hemolytic-anemia

Чем отличаются клетки крови у разных людей и зачем эти отличия стирать

Холодовые агглютинины что это

В июне группа исследователей из Университета Британской Колумбии (Канада) сообщила о необычной находке. Ученые обнаружили бактерию, способную превращать кровь группы А в кровь нулевой группы и этим делать ее пригодной к переливанию каждому. Рассказываем, что конкретно было сделано, зачем это нужно и какие трудности могут возникнуть при использовании «обращенной» крови.

От крови кровно в кровь

Массовый интерес к переливанию крови возник у европейцев в XVII веке. Благодаря английскому врачу Уильяму Гарвею они узнали, что кровь не просто находится в организме, но и перемещается по нему.

Появились идеи, что эти перемещения, создающие кровообращение, влияют на здоровье человека. Как именно, пока никто не знал, но попробовать подправить состояние больных с помощью чужой крови хотелось многим.

Первые эксперименты — по крайней мере, из задокументированных — догадались провести не на людях, а на собаках. Их приписывают другому английскому врачу — Ричарду Лоуэру. В 1665 году он спас несколько больных собак, введя им кровь здоровых псов.

Правда, доноры при этом не выжили: кровь у них брали прямо из артерии на шее, а остановить кровотечение в таком месте очень непросто.

Кроме того, о стерильности тогда никто не заботился (да и не знал, что это такое), так что операции проделывались в антисанитарных условиях.

Тем не менее, в целом опыт был признан успешным, ведь те, кого намеревались спасти, выжили. Двумя годами позже Лоуэр обратил внимание на опыт своего французского коллеги Жан-Батиста Дени. Тот уже пошел дальше и поставил эксперимент на человеке.

Правда, во избежание гибели донора на сей раз кровь стали брать не из надреза артерии на шее, а более гуманно — пиявками. Кроме того, в качестве донора (на всякий случай!) выступил не человек, а представитель совсем другого биологического вида — овца.

Дени ввел отсосанную пиявками кровь 15-летнему мальчику через трубочки из серебра и гусиных перьев. Мальчик выжил, но подробных сведений о своем состоянии не сообщил — не факт, что он был грамотным.

Лоуэр же решил сделать реципиентом овечьих биологических жидкостей взрослого и заведомо грамотного Артура Кога.

Ему пообещали 20 шиллингов за участие в эксперименте, а в обмен попросили, чтобы тот детально описал ощущения от процедуры и после нее. Кога страдал вполне заметным и неприятным недугом — сумасшествием.

Предполагалось, что гемотрансфузия (а именно так более научно называется переливание крови) прояснит его рассудок.

Поначалу так и было: через неделю после процедуры с серебряными трубочками, гусиными перьями и овечьей кровью Артур Кога, во-первых, предоставил Королевскому обществу подробный отчет о своем состоянии, а во-вторых, на званом обеде продемонстрировал хорошие манеры. Через некоторое время наступил откат: денежное вознаграждение за эксперимент со своим участием Кога пропил, а в месте распития надебоширил, так что стойкого просветления его рассудка констатировать не удалось.

Параллельно с этим, как назло, во Франции после переливания крови теленка умер очередной пациент Дени. Потом выяснилось, что истинной причиной смерти было отравление мышьяком, но было поздно: межвидовую гемотрансфузию законодательно запретили.

Как мы теперь понимаем, Артуру Кога и первым пациентам Жан-Батиста Дени крупно повезло. От таких экстремальных процедур они навряд ли могли оздоровиться, а вот погибнуть — запросто. Кровь животного одного вида нельзя переливать особи другого вида, так как состав этих образцов крови разный и организм реципиента воспримет биоматериал донора как нечто чужеродное и враждебное.

Вероятно, участники экспериментов остались в живых, потому что им переливали довольно скромные объемы крови: Кога получил от овцы 9–10 унций жидкости, а первый подопытный Дени — 12. С такой угрозой их иммунные системы справились.

Попарное склеивание

В XIX веке открытые попытки гемотрансфузии возобновились, и на сей раз кровь уже переливали от человека к человеку.

Ситуации были незавидные: как правило, на столы первых трансфузиологов попадали женщины с маточным кровотечением, а сами трансфузиологи были изначально акушерами. Донорами для женщин выступали их мужья.

Первые такие переливания в Англии провел Джеймс Бланделл в 1818 году, в России — Андрей Вольф в 1832-м.

Пациенткам очень повезло с мужьями: реакции отторжения чужой крови не убили их, хотя могли бы. Ведь состав этой жидкости отличается не только у представителей разных видов, но и у отдельных индивидов. Это экспериментально показал в 1900 году австрийский врач Карл Ландштейнер. В то время он увлекался иммунологией и смотрел, как клетки разных организмов реагируют друг на друга.

Четырьмя годами ранее Ландштейнер обнаружил, что бактерии, которым в питательную среду добавили сыворотку — человеческую кровь, лишенную форменных элементов и главного отвечающего за свертывание белка, собираются в группки, будто бы склеиваясь, и оседают. Отсюда ученый вывел, что какие-то вещества в сыворотке крови заставляют бактериальные клетки слипаться друг с другом. Процесс слипания назвали агглютинацией, загадочные вещества — агглютининами.

Логично, что агглютинины должны как-то находить клетки, которые надо подвергнуть слипанию. Но ведь в крови тоже содержатся клетки, и «родные» агглютинины сыворотки никак на эти клетки не воздействуют — судя по тому, что кровь у людей в норме в организме не сворачивается.

Отсюда вытекало два предположения. Первое: на форменных элементах крови, как и на бактериях, есть какие-то вещества, которые образуют пары с агглютининами сыворотки. Второе: у каждого конкретного человека эти вещества подобраны так, чтобы не слипаться с собственными агглютининами.

Эти предположения Ландштейнер проверил, взяв образцы крови у себя и еще пяти сотрудников лаборатории. Для всех образцов он отделил сыворотку от самых массовых форменных элементов, эритроцитов, и стал комбинировать эти составляющие крови разными способами.

Иногда эритроциты агглютинировали при контакте с чужой сывороткой, иногда нет.

Бывало и такое, что клетки его крови склеивались и выпадали в осадок, если к ним добавляли сыворотку одного коллеги, но оставались в норме, когда к ним приливали сыворотку другого донора.

Это означало, что существует несколько разновидностей агглютининов и веществ второй группы (они получили название агглютиногены).

Реакция агглютинации эритроцитов крови второй группы (A) с сыворотками крови всех групп. Эритроциты не склеились при контакте с сывороткой группы A и с физиологическим раствором (K — контроль), в котором агглютининов нет.

Wikimedia Commons

Ландштейнер выделил три группы крови: A, B и 0 (у нас их часто называют второй, третьей и первой соответственно). Эти буквы обозначают типы агглютиногенов, которые содержатся на эритроцитах данной группы.

На клетках нулевой группы ни A-, ни B-агглютиногенов нет. Чуть позже ученики австрийца нашли кровь еще одной группы, где у эритроцитов присутствовали сразу и A-, и B-агглютиногены.

Она получила название AB (синоним — четвертая).

Открытие групп крови не осталось незамеченным. Ему быстро нашли клиническое применение: стали переливать людям кровь от тех доноров, которые имели ту же группу крови, что и сами пациенты, или, в крайнем случае, кровь нулевой группы. Она не вызывает склеивания эритроцитов при смешивании с родной кровью, так как в ней нет соответствующих агглютиногенов.

Агглютинины и агглютиногены в крови разных типов

Wikimedia Commons

Позже были найдены другие вещества, способные вызвать агглютинацию, и появились новые системы групп крови. Самая известная из них — резус. При гемотрансфузии учитывают, помимо ландштейнеровских групп, как минимум наличие или отсутствие резус-фактора.

Обнуляй

Агглютинины (вещества в сыворотке) — это антитела, то есть белки. Агглютиногены (вещества на поверхности эритроцитов) — это антигены, то есть то, что вызывает реакцию антител. Белками они быть не обязаны, номинально в роли антигена может выступить что угодно.

Довольно часто это олигосахариды и полисахариды — длинные молекулы из мелких углеводов вроде глюкозы. Они содержатся в оболочках бактерий и выступают в роли опознавательных знаков для других клеток, а нередко и защищают хозяев.

Полисахариды в массе своей не растворяются в воде, а только набухают и ослизняются.

Скользкую клетку сложнее ухватить, а к ее поверхности тяжелее подвести молекулы антибиотиков или какие-то другие вредные соединения: слизь поглотит и остановит их.

Строение антигенов на поверхности эритроцитов групп крови 0, A, B и AB

Wikimedia Commons

Подобная защита пригодилась бы не только бактериям. Она есть и у клеток других организмов. На поверхности клеток животных нередко присутствует гликокаликс. Таким образом, если микробу понадобится проникнуть в животную клетку или хотя бы как-то закрепиться на ее настоящей, неуглеводной поверхности, ему придется побороться с чужими углеводами.

Такое сплошь и рядом происходит в кишечнике человека, а конкретно в толстой кишке. Ее населяют бактерии-симбионты, и для того, чтобы не быть выкинутыми наружу вместе с калом, им приходится цепляться за стенки кишки, а для этого — разрушать углеводную защиту ее стенок.

Это знали исследователи из Университета Британской Колумбии (Канада).

Прошерстив кишечный микробиом человека, они обнаружили бактерию Flavonifractor plautii, ферменты которой не просто расщепляют какие-то сложные сахара, а наиболее эффективно действуют на A-агглютиногены — те, что присутствуют у эритроцитов второй группы крови, A. Они выделили ген, кодирующий этот фермент, и проверили его работу вне бактериальных клеток.

Несколько модификаций — и фермент оказался достаточно активным: небольшого количества его молекул хватало, чтобы отщепить от A-агглютиногенов на поверхности человеческих эритроцитов практически все составляющие и оставить только самый скелет олигосахаридной молекулы.

Впервые авторы сообщили об этом на съезде Американского химического общества (ACS) в 2018 году, а в июне 2019-го, за несколько суток до Всемирного дня донора крови, вышла научная статья в Nature Microbiology.

Находка ценна тем, что потенциально увеличивает запас универсальной донорской крови почти в два раза. Встречаемость группы крови А у европеоидов — 40 процентов, группы 0 — 45 процентов, а именно из A планируется получать 0.

0h h/h, или Бомбейская группа

Кровь, обработанную ферментом кишечной бактерии, можно переливать любому человеку, как и кровь нулевой группы. Активных агглютиногенов А оставаться в ней не должно. Но в данном случае антигены не устраняются полностью с поверхности эритроцитов, а только становятся короче. От них остается одинаковый олигосахаридный костяк, называемый H-антигеном.

Схема синтеза различных типов антигенов эритроцитов

Blood Group Systems

У подавляющего большинства людей в сыворотке крови нет агглютининов, реагирующих на этот агглютиноген.

Однако, как водится, есть исключения — и таким пациентам нельзя переливать ни «природную», ни модифицированную кровь нулевой группы.

Дело в том, что большинство процессов в нашем организме многоступенчаты и управляются не одним геном, а множеством. В управленческих сетях обычно встречается несколько узлов, и они выстроены в определенной иерархии.

Построением A- и B-агглютиногенов на поверхности эритроцитов управляют свои ферменты. Они, как любые другие белки, кодируются определенными генами, в данном случае I.

У этого гена, известного всем по школьным генетическим задачам, три аллеля, один рецессивный (i или I0) и два доминантных (IA и IB). Есть ген, который управляет этим построением, h.

Мутации в нем (а точнее, сразу в двух его копиях, генотип h/h) приводят к тому, что эритроциты не получают A- и B-агглютиногенов независимо от того, какие варианты гена I в них присутствуют.

H-агглютиноген тоже получается нетипичным, укороченным, так что группа крови тут даже не нулевая. Но именно к ней такую кровь относят стандартные процедуры выявления, основанные на агглютинации с разными сыворотками (как делал сам Ландштейнер): ведь в ней нет обычных агглютиногенов.

Проблемы бы не было, если бы содержание агглютининов было однозначно связано с наличием агглютиногенов. Но антитела сыворотки крови у человека с мутацией в гене h могут быть какими угодно, в том числе против H-агглютиногена. Если у него самого такого агглютиногена нет, все в порядке. Если H-антиген попадет в кровь такого пациента, случится агглютинация.

Строение антигенов на поверхности эритроцитов групп крови 0, A, B и 0h (бомбейской)

Wikimedia Commons

К счастью, подобная мутация встречается нечасто (в среднем у 0,0004 процента населения мира) и в основном в Южной Азии. Ее впервые обнаружили у жителя Бомбея, потому необычная группа крови получила название бомбейской, или 0h. Таким людям не стоит переливать кровь нулевой группы и нельзя будет проводить трансфузию крови, модифицированной бактериальным ферментом по рецепту канадцев.

Впрочем, есть надежда, что у микроскопических обитателей человеческого кишечника найдется и такая молекула, которая сможет превращать обычные агглютиногены в бомбейский. Ведь обладателям бомбейского фенотипа, как и всякому человеку на земле, может понадобиться срочное переливание крови.

Светлана Ястребова

Источник: https://zen.yandex.ru/media/nplus1/chem-otlichaiutsia-kletki-krovi-u-raznyh-liudei-i-zachem-eti-otlichiia-stirat-5dfa97ae16ef9000ae2e17c3

Аутоиммунная гемолитическая анемия: что это такое, лечение, причины, симптомы, признаки

Холодовые агглютинины что это

Аутоиммунная гемолитическая анемия.

Возникает как результат повышенной деструкции эритроцитов из-за антител к эритроцитам. Антителами могут быть IgG или IgM, реже — IgE или IgA.

Если антитела активно фиксируют комплемент, наблюдают внутрисосудистый гемолиз, но если активация комплемента слабая, гемолиз будет внесосудистым. Покрытые антителами эритроциты в селезёнке теряют часть мембраны, отдавая её макрофагам, и в крови появляются сфероциты.

Оптимальную температуру, при которой антитела активны (температурная специфичность), используют для классификации иммунного гемолиза.

  • Тепловые антитела связывают эритроциты лучше при температуре 37 °С и ответственны за 80% случаев. Как правило, это IgG, и они способны реагировать с резус-антигенами.
  • Холодовые антитела связывают эритроциты лучше при температуре 4 °С, однако иногда связывают эритроциты при более высокой температуре, до 37 °С. Это обычно IgM, и они связывают комплемент. Их выявляют у других 20% больных.

Патология, обусловленная Холодовыми агглютининами

Это состояние объясняется фиксацией антител (обычно это IgM) на эритроцитах при 4 °С, приводя их к агглютинации. Это может вызвать внутрисосудистый гемолиз, если возникает фиксация комплемента. Процесс разрушения эритроцитов становится хроническим при моноклональных антителах или протекает остро, иногда транзиторно, при поликлональных антителах.

Хроническая патология, обусловленная Холодовыми агглютининами

Эта патология поражает пожилых людей, и в её основе может лежать низкозлокачественная В-клеточная лимфома. У больного происходит внутрисосудистый гемолиз малой интенсивности при воздействии холода; наблюдают боли и цианоз пальцев рук и ног, ушных раковин, носа (акроцианоз).

Акроцианоз обусловлен агглютинацией эритроцитов в мелких сосудах в зонах, подверженных холодовому воздействию. В мазке крови при этом обнаруживают агглютинацию, и MCV может быть ложно повышенным, в связи с тем, что автоматические анализаторы «воспринимают» агрегаты как отдельные клетки.

Моноклональные IgM обычно специфичны против I- или, реже, i-антигена, и титры их очень высоки. Лечение направлено против любой лимфомы, лежащей в основе этого состояния, но если заболевание идиопатическое, больные должны всегда держать конечности в тепле, особенно зимой. Части больных помогают кортикостероиды, можно использовать гемотрансфузии.

Проверенные на совместимость образцы крови необходимо транспортировать в контейнерах при температуре 37 °С, а кровь переливать с использованием обогревателя крови.

Другие причины холодовой агглютинации

Холодовая агглютинация иногда происходит в связи с Mycoplasma pneumoniae или мононуклеозом. Пароксизмальная холодовая гемоглобинурия крайне редко возникает у детей при врождённом сифилисе.

IgG-антитела присоединяются к эритроцитам в периферическом русле, но лизис происходит в центральном кровотоке, когда на иммунной паре фиксируется комплемент.

Эти антитела называют антителами Доната—Ландштейнера, и они специфичны против Р-антигена на эритроцитах.

Тепловой аутоиммунный гемолиз

Частота теплового аутоиммунного гемолиза составляет 1/100 000 населения в год; он происходит в любом возрасте, но чаще в среднем, причём преобладают женщины. У половины больных никакой причины выявить не удаётся, у других 50% больных гемолиз вторичен по отношению к ряду состояний:

  • лимфоидные опухоли: лимфома, хронический лимфолейкоз, множественная миелома;
  • солидные опухоли лёгких, толстой кишки, почек, яичников, тимома;
  • СКВ, ревматоидный артрит;
  • лекарственные воздействия: метилдопа, мефенаминовая кислота, пенициллин, хинин;
  • другие причины: неспецифический язвенный колит, ВИЧ.

Исследования при аутоиммунной гемолитической анемии

В мазке крови обнаруживают сфероциты и признаки гемолиза. Диагноз подтверждает прямая реакция Кумбса или антиглобулиновый тест. Эритроциты смешивают с реагентом Кумбса, который содержит антитела против человеческих IgG/M/комплемента. Если эритроциты in vivo были покрыты антителами, реагент Кумбса вызовет их агглютинацию, легко определяемую визуально.

Соответствующее антитело можно отделить от эритроцита и протестировать на панели типированных эритроцитов, чтобы определить, против какого эритроцитарного антигена оно направлено. Обычно специфичность обращена на резус-антиген, а чаще всего выявляют анти-е. Это помогает при подборе крови (определении биологической совместимости).

Прямая реакция Кумбса может оказаться отрицательной при интенсивном гемолизе, для положительной реакции необходимо присутствие на каждом эритроците примерно 200 молекул антител. Если антитела способны довольно активно фиксировать комплемент, гемолиз может начаться при гораздо меньшем количестве антител на эритроцитах.

Стандартный реактив Кумбса не прореагирует с антителами IgA и IgE.

Лечение аутоиммунной гемолитической анемии

  • При вторичном гемолизе лечение направляют на устранение причины, лежащей в его основе; все подозрительные лекарственные препараты подлежат отмене.
  • Сначала больному дают преднизолон. Ответ на лечение проявляется у 70—80% больных, но на это необходимо свыше 3 нед. Росту гемоглобина соответствует снижение уровней билирубина и ЛДГ. Когда гемоглобин достигнет 100 г/л, дозу кортикостероида можно уменьшить. В течение 10 нед дозу преднизолона доводят до нуля. Кортикостероиды подавляют макрофагальную деструкцию покрытых антителами эритроцитов и уменьшают выработку антител.
  • Трансфузия требуется при угрожающих жизни состояниях. Незначительная несовместимость крови возможна, но может увеличить трансфузионную реакцию или образование дополнительных аллоантител. Трансфузии необходимо осуществлять только с использованием «максимально совместимой крови», но даже при соблюдении этого условия возможны трансфузионные реакции и дополнительная стимуляция синтеза аллоантител.
  • Если гемолиз не поддаётся лечению кортикостероидами или стабилизировать его могут лишь большие их дозы, решают вопрос о спленэктомии. Этим удаляют основное место, где происходит разрушение эритроцитов и выработка антител, с хорошим результатом у 50—60% больных. Спленэктомию можно выполнить лапароскопически наиболее щадящим способом.
  • Для больных, не ответивших на кортикостероиды, не подлежащих спленэктомии, может быть использовано альтернативное иммуносупрессивное лечение. Оно менее всего подходит для молодых пациентов, для которых долговременный приём иммуносупрессоров опасен образованием вторичных неоплазий. Выбирают между азатиоприном и циклоспорином (по 2 мг/кг внутрь). Индукции ответа обычно занимают 2—3 мес.

Источник: http://www.wyli.ru/zdorove/meditsina/gematologiya/autoimmunnaya-gemoliticheskaya-anemiya-chto-eto-takoe-lechenie-prichiny-simptomy-priznaki.html

Холодовая агглютининовая болезнь (хаб) – редкий тип аутоиммунной гемолитической анемии

Холодовые агглютинины что это
Холодовые агглютинины что это

Холодовая агглютининовая болезнь (ХАБ) является редко встречающимся вариантом аутоиммунной гемолитической анемии (АИГА), которая развивается, когда иммунная система атакует и разрушает эритроциты.

статьи:

  • 1 Симптомы
  • 2 Причины
  • 3 Диагностика
  • 4 Лечение

Людям с холодовой агглютининовой болезнью следует избегать переохлаждения и контакта с холодной водой.

Появление в организме тепловых аутоантител — наиболее частая причина развития аутоиммунной гемолитической анемии. «Тепловые» означает — антитело прикрепляется к эритроциту при нормальной температуре тела (37.5 °C). Как следует из названия, холодовая агглютининовая болезнь возникает вторично по отношению к холодовым аутоантителам.

Это означает — антитело фиксируется на поверхности эритроцита только при низких температурах тела, обычно 28–31 °C. Прикрепленные к эритроцитам антитела заставляют их слипаться друг с другом. Агглютинация — термин обозначающий этот процесс склеивания эритроцитов, появление их конгломератов — агглютининов.

Холодовая аглютеновая болезнь чаще встречается у женщин, особенно в пожилом возрасте.

Симптомы

  • Ощущение постоянной усталости, недостатка энергии.
  • Бледность кожных покровов.
  • Головокружение и головные боли.
  • Одышка, которая появляется при незначительной физической нагрузке.
  • Акроцианоз: синюшная окраска кожи пальцев рук, ног, носа или ушей, связанная с недостаточным кровоснабжением мелких сосудов. Синюшность исчезает при нагревании участка, где возник акроцианоз. Может сопровождаться болью. Не следует путать с феноменом Рейно.
  • Сыпь: ХАБ может вызвать ливедо — появление сетчатого синевато-фиолетового мраморного рисунка кожи.

Причины

Если причину появления холодовых антител установить не удаётся, то это первичная (идиопатическая) холодовая агглютининовая болезнь. Вторичная ХАБ может появиться на фоне следующих заболеваний:

  • Инфекция:
    • Mycoplasma pneumoniae — у 75% людей, зараженных этой бактерией, в крови выявляются повышенные титры холодовых агглютининов.
    • Другие бактериальные инфекции, такие как болезнь легионеров и сифилис.
    • Вирус Эпштейна-Барра (EBV, вирус, вызывающий мононуклеоз). Хотя у более чем 60% больных повышены титры холодовых агглютининов, тем не менее при этой инфекции анемия встречается редко.
    • Причиной могут быть и другие вирусные заболевания, такие как цитомегаловирусная инфекция (ЦМВ), гепатит С, ВИЧ, корь, эпидемический паротит и грипп. Возникшая на фоне этих инфекций ХАБ обычно разрешаются в течение трех недель.
    • Некоторые паразитарные инфекции, например, малярия.
  • Хронический лимфолейкоз.
  • Лимфома.
  • Множественная миелома.

Диагностика

Как правило, анемия легкой степени клинически себя никак не проявляет и выявляется случайно при прохождении общего анализа крови, когда он назначается по другим причинам.

Как и при других гемолитических анемиях, при ХАБ часто обнаруживается макроцитоз (размеры эритроцитов больше нормы).

А также характерен ретикулоцитоз (в крови выявляется большое количество незрелых эритроцитов), связано это с попыткой костного мозга возместить утрату разрушенных эритроцитов.

Прямой антиглобулиновый тест, также известный как прямая проба Кумбса, будет при ХАБ положительным, поскольку это аутоиммунная гемолитическая анемия.

Тест на холодовые агглютинины — основа диагностики ХАБ

Для подтверждения присутствия в крови холодовых агглютининов существует специальный анализ — тест на холодовые агглютинины. Результат теста обычно представлен в виде титра, начиная с 1:64 и заканчивая 1:512. Чем выше титр, тем больше в крови аутоантител.

Так как в большинстве случаев причиной ХАБ являются другие заболевания, то врач может назначить дополнительное тестирование, например, позволяющее выявить возбудителя инфекции.

Лечение

Если анемия легкой степени, то, как правило, никакого специального лечения не требуется.

Если тяжелая или присутствуют симптомы анемии (учащенное сердцебиение, слабость, головокружение), то назначается гемотрансфузия (переливание донорской крови).

Поскольку возмещение нехватки эритроцитов донорскими не устраняет присутствие в крови холодовых аутоантител, ее переливание должно учитывать подогрев. Это предотвращает агглютинацию донорских эритроцитов.

Очень важно! Чтобы свести к минимуму эпизоды появления болезненных ощущений в пальцах и чрезмерного разрушения эритроцитов (гемолиза), следует избегать или ограничить контакт с холодом.

Чувствительность к низким температурам у людей с ХАБ различна; порой симптомы заболевания могут появиться даже в теплую погоду.

Помимо ношения головного убора, перчаток и носков, следует не забывать, что спровоцировать гемолиз могут холодные напитки или контакт любого участка тела с холодной водой.

Ритуксимаб

Ритуксимаб (торговые наименования: Ритуксан, Ацеллбия, Мабтера, Реддитукс, Р-Маб) — препарат, который вводится внутривенно, он разрушает В-лимфоциты, продуцирующие антитела против эритроцитов.

Применение лекарства обнадеживающее, у некоторых пациентов со времени нормальная работа В-лимфоцитов восстанавливается, они перестают вырабатывать антитела к эритроцитам.

Ритуксимаб обычно применяется у пациентов с тяжелой формой заболевания.

Применение глюкокортикоидов и внутривенное введение иммуноглобулина, часто используемые при аутоиммунных заболеваниях, но в случае ХАБ — малоэффективны.

Спленэктомия (хирургическое удаление селезенки), которая в большинстве случаев гемолитической анемии с тепловыми антителами имеет очень хороший эффект, при ХАБ не используется.

При заболевании разрушение эритроцитов в основном происходит в печени, поэтому спленэктомия не дает положительного результата. Иммуносупрессивная терапия цитостатиками эффективна в 50% случаев.

Источник: https://DiagnozLab.com/analysis/holodovaya-agglyutininovaya.html

Холодовая гемолитическая анемия. А при чем здесь повышение MCHC?

Холодовые агглютинины что это

Болезнь холодовых агглютининов – является причиной 15% всех аутоиммунных гемолитических анемий.

При этом заболевании когда кровь подвергается воздействию холодных температур, антитела IgM (белки которые обычно атакуют бактерии), присоединяются к эритроцитам и связывают их вместе (реакция агглютинации). Это в конечном итоге приводит к преждевременному разрушению эритроцитов (гемолиз).

Хотя гемолитическая анемия является основным проявлением, у пациентов также повышен риск развития венозной тромбоэмболии. Симптомы обычно ухудшаются в зимние месяцы.

Акроцианозодин из симптомов болезни, когда руки и ноги приобретают голубоватый цвет при низких температурах.

Для понимания серьезности заболевания давайте ознакомимся со следующей историей болезни:

Клинический случай №1

У 11-летнего ребенка с приступами кашля, осмотр выявил: t – 39,4 ° С, ЧСС -140 уд./мин., Лабораторное обследование:

Уровень гемоглобина – 80 г/л.

Количество лейкоцитов – 20 тыс./мкл.

АЛТ – 86 ед./л.

Титр Mycoplasma pneumoniae – 1: 320.

Мазок периферической крови показал агглютинацию эритроцитов. Прямая проба Кумбса – положительна. Рентген грудной клетки показал двустороннюю инфильтрацию. Пациенту назначен эритромицин.

Через два дня уровень гемоглобина у пациента составил 38 г/л, гаптоглобин не поддается измерению (ниже уровня чувствительности анализа), а уровень ЛДГ составил 1397 ед/л. Пациент получал нагретую эритроцитарную массу и внутривенный иммуноглобулин (ВВИГ). Через 13 дней был выписан с уровнем гемоглобина 87 г/л.

Уровень гемоглобина через 10 недель составил 133 г/л, а холодовые агглютинины через 6 недель уже не обнаруживались в сыворотке.

Это классическая постинфекционнаяхолодовая агглютининовая болезнь. Такое заболевание может быть серьезным, но, как правило, лечится с помощью поддерживающей терапии, с ожидаемым полным выздоровлением.

Симптомы

Симптомы могут возникать внезапно, приводя к быстрому развитию тяжелой анемии и гемоглобинурии, или развиваться постепенно и незаметно.

В ретроспективном анализе, проведенном в клинике Майо, средний возраст на момент постановки диагноза составлял 72 года, а наиболее распространенным симптомом был акроцианоз, который наблюдался у 44% пациентов.

Вот наиболее частые жалобы, с которыми обращаются пациенты при холодовой гемолитической анемии:

  • Желтуха
  • Артралгия (боль в суставах)
  • Усталость
  • Мышечная слабость
  • Бледность
  • Ненормальный цвет мочи
  • Боль в спине
  • Понос (диарея)
  • Головная боль
  • Тошнота и рвота

После осмотра врач может выявить следующие особенности:

  • Гепатомегалию (увеличение размеров печени)
  • Лимфаденопатию (увеличение размеров лимфоузлов)
  • Спленомегалию (увелиение размеров селезенки)

Патофизиология

Холодовые агглютинины – это белки класса IgM, которые могут быть моноклональными или поликлональными. Белок IgM фиксирует комплемент на поверхности эритроцитов, который затем откладывается на поверхности эритроцитов и приводит к гемолизу.

Поликлональные IgM являются частью первичного иммунного ответа на инфекцию. Поликлональный холодовой гемолиз обычно наблюдается в педиатрии. Наиболее часто описываемыми инфекциями являются Mycoplasma pneumoniae и инфекционный мононуклеоз, вызываемый вирусом Эпштейна-Барр.

Тем не менее, целый ряд инфекций может вызвать гемолиз – от гриппа до малярии. Поскольку уровень IgM является частью первичного иммунного ответа, он снижается в течение нескольких недель и, как следствие, гемолиз имеет тенденцию быть преходящим и требует только поддерживающего лечения.

Более распространенным сценарием является пожилой пациент, чей белок IgM является моноклональным. Этот моноклональный IgM обычно находится на низком уровне, и многие пациенты не соответствуют критериям для макроглобулинемии Вальденстрема (10% инфильтрация костного мозга клональными клетками).

Присутствие сывороточного моноклонального IgM, который связывает комплемент с эритроцитами, приводит к хронической иммуногемолитической анемии. В ретроспективном анализе 4,2% пациентов с моноклональным белком IgM имели холодовую гемолитическую анемию. Обострения могут быть спровоцированы острыми вирусными инфекциями.

Когда это происходит, могут быть признаки внутрисосудистого гемолиза, в том числе повышение содержания гемоглобина в моче.

Лабораторная диагностика

Если у пациента с анемией прямая проба Кумбса отрицательная , вероятность обнаружения холодового агглютинина составляет всего 1%.

Термин «холодовая агглютининовая гемолитическая анемия» немного ошибочен, поскольку он относится не к температуре внешней среды, а скорее к поведению эритроцитов in vitro в клинической лаборатории.

Были предприняты попытки определить нормальный диапазон титра для холодового агглютинина. Титр 1: 4 или ниже были почти всегда безвредными.

Пациенты с титрами 1:64 или выше имели типичные признаки внесосудистого гемолиза.

Типичные лабораторные признаки заболевания:

  • Ретикулоцитоз
  • Повышение уровня ЛДГ
  • Повышение уровня непрямого билирубина
  • Снижение гаптоглобина

Поскольку практически все пациенты имеют моноклональный белок IgM, часто встречается клональная популяция В-лимфоцитов в костном мозге, ответственная за синтез моноклонального белка.

Примерно у половины пациентов морфологический анализ представлял собой лимфоплазмоцитарную лимфому (болезнь Вальденстрема). Средний исходный гемоглобин при постановке диагноза составил 92 г/л.

Общий анализ крови может быть ложным при использовании гематологического анализатора у пациента с холодовой агглютинацией, даже при полном отсутствии симптомов. Агглютинация приводит к ложному уменьшению количества подсчитанных эритроцитов.

На измерение гемоглобина это не влияет, потому что гемоглобин измеряется после лизиса эритроцитов. Но при этом MCHC (средняя концентрация гемоглобина в эритроцитах) может быть выше 400 г/л.

MCHC рассчитывается как отношение концентрации гемоглобина к объему всех эритроцитов (гематокриту).

Гематокрит для гематологического анализатора это расчетный показатель: HCT = MCV (средний объем эритроцита) × RBC (концентрация эритроцитов).

Так как, агглютинаты эритроцитов, анализатор не засчитывает, падает концентрация эритроцитов и резко увеличивается MCHC. MCHC также может быть повышен при хилезе и гемолизе.

Для того, чтобы это проверить, необходимо чтобы пробирка стояла в вертикальном положении 30-60 минут (либо отцентрифугировать на низких оборотах).

После 30 минутного прогревания пробирки при 37℃ и последующего анализа уровень MCHC обычно

Источник: https://www.leukoformula.com/post/cold-hemolytic-anemia

Чем отличаются клетки крови у разных людей и зачем эти отличия стирать

Холодовые агглютинины что это

В июне группа исследователей из Университета Британской Колумбии (Канада) сообщила о необычной находке. Ученые обнаружили бактерию, способную превращать кровь группы А в кровь нулевой группы и этим делать ее пригодной к переливанию каждому. Рассказываем, что конкретно было сделано, зачем это нужно и какие трудности могут возникнуть при использовании «обращенной» крови.

От крови кровно в кровь

Массовый интерес к переливанию крови возник у европейцев в XVII веке. Благодаря английскому врачу Уильяму Гарвею они узнали, что кровь не просто находится в организме, но и перемещается по нему.

Появились идеи, что эти перемещения, создающие кровообращение, влияют на здоровье человека. Как именно, пока никто не знал, но попробовать подправить состояние больных с помощью чужой крови хотелось многим.

Первые эксперименты — по крайней мере, из задокументированных — догадались провести не на людях, а на собаках. Их приписывают другому английскому врачу — Ричарду Лоуэру. В 1665 году он спас несколько больных собак, введя им кровь здоровых псов.

Правда, доноры при этом не выжили: кровь у них брали прямо из артерии на шее, а остановить кровотечение в таком месте очень непросто.

Кроме того, о стерильности тогда никто не заботился (да и не знал, что это такое), так что операции проделывались в антисанитарных условиях.

Тем не менее, в целом опыт был признан успешным, ведь те, кого намеревались спасти, выжили. Двумя годами позже Лоуэр обратил внимание на опыт своего французского коллеги Жан-Батиста Дени. Тот уже пошел дальше и поставил эксперимент на человеке.

Правда, во избежание гибели донора на сей раз кровь стали брать не из надреза артерии на шее, а более гуманно — пиявками. Кроме того, в качестве донора (на всякий случай!) выступил не человек, а представитель совсем другого биологического вида — овца.

Дени ввел отсосанную пиявками кровь 15-летнему мальчику через трубочки из серебра и гусиных перьев. Мальчик выжил, но подробных сведений о своем состоянии не сообщил — не факт, что он был грамотным.

Лоуэр же решил сделать реципиентом овечьих биологических жидкостей взрослого и заведомо грамотного Артура Кога.

Ему пообещали 20 шиллингов за участие в эксперименте, а в обмен попросили, чтобы тот детально описал ощущения от процедуры и после нее. Кога страдал вполне заметным и неприятным недугом — сумасшествием.

Предполагалось, что гемотрансфузия (а именно так более научно называется переливание крови) прояснит его рассудок.

Поначалу так и было: через неделю после процедуры с серебряными трубочками, гусиными перьями и овечьей кровью Артур Кога, во-первых, предоставил Королевскому обществу подробный отчет о своем состоянии, а во-вторых, на званом обеде продемонстрировал хорошие манеры. Через некоторое время наступил откат: денежное вознаграждение за эксперимент со своим участием Кога пропил, а в месте распития надебоширил, так что стойкого просветления его рассудка констатировать не удалось.

Параллельно с этим, как назло, во Франции после переливания крови теленка умер очередной пациент Дени. Потом выяснилось, что истинной причиной смерти было отравление мышьяком, но было поздно: межвидовую гемотрансфузию законодательно запретили.

Как мы теперь понимаем, Артуру Кога и первым пациентам Жан-Батиста Дени крупно повезло. От таких экстремальных процедур они навряд ли могли оздоровиться, а вот погибнуть — запросто. Кровь животного одного вида нельзя переливать особи другого вида, так как состав этих образцов крови разный и организм реципиента воспримет биоматериал донора как нечто чужеродное и враждебное.

Вероятно, участники экспериментов остались в живых, потому что им переливали довольно скромные объемы крови: Кога получил от овцы 9–10 унций жидкости, а первый подопытный Дени — 12. С такой угрозой их иммунные системы справились.

Попарное склеивание

В XIX веке открытые попытки гемотрансфузии возобновились, и на сей раз кровь уже переливали от человека к человеку.

Ситуации были незавидные: как правило, на столы первых трансфузиологов попадали женщины с маточным кровотечением, а сами трансфузиологи были изначально акушерами. Донорами для женщин выступали их мужья.

Первые такие переливания в Англии провел Джеймс Бланделл в 1818 году, в России — Андрей Вольф в 1832-м.

Пациенткам очень повезло с мужьями: реакции отторжения чужой крови не убили их, хотя могли бы. Ведь состав этой жидкости отличается не только у представителей разных видов, но и у отдельных индивидов. Это экспериментально показал в 1900 году австрийский врач Карл Ландштейнер. В то время он увлекался иммунологией и смотрел, как клетки разных организмов реагируют друг на друга.

Четырьмя годами ранее Ландштейнер обнаружил, что бактерии, которым в питательную среду добавили сыворотку — человеческую кровь, лишенную форменных элементов и главного отвечающего за свертывание белка, собираются в группки, будто бы склеиваясь, и оседают. Отсюда ученый вывел, что какие-то вещества в сыворотке крови заставляют бактериальные клетки слипаться друг с другом. Процесс слипания назвали агглютинацией, загадочные вещества — агглютининами.

Логично, что агглютинины должны как-то находить клетки, которые надо подвергнуть слипанию. Но ведь в крови тоже содержатся клетки, и «родные» агглютинины сыворотки никак на эти клетки не воздействуют — судя по тому, что кровь у людей в норме в организме не сворачивается.

Отсюда вытекало два предположения. Первое: на форменных элементах крови, как и на бактериях, есть какие-то вещества, которые образуют пары с агглютининами сыворотки. Второе: у каждого конкретного человека эти вещества подобраны так, чтобы не слипаться с собственными агглютининами.

Эти предположения Ландштейнер проверил, взяв образцы крови у себя и еще пяти сотрудников лаборатории. Для всех образцов он отделил сыворотку от самых массовых форменных элементов, эритроцитов, и стал комбинировать эти составляющие крови разными способами.

Иногда эритроциты агглютинировали при контакте с чужой сывороткой, иногда нет.

Бывало и такое, что клетки его крови склеивались и выпадали в осадок, если к ним добавляли сыворотку одного коллеги, но оставались в норме, когда к ним приливали сыворотку другого донора.

Это означало, что существует несколько разновидностей агглютининов и веществ второй группы (они получили название агглютиногены).

Реакция агглютинации эритроцитов крови второй группы (A) с сыворотками крови всех групп. Эритроциты не склеились при контакте с сывороткой группы A и с физиологическим раствором (K — контроль), в котором агглютининов нет.

Wikimedia Commons

Ландштейнер выделил три группы крови: A, B и 0 (у нас их часто называют второй, третьей и первой соответственно). Эти буквы обозначают типы агглютиногенов, которые содержатся на эритроцитах данной группы.

На клетках нулевой группы ни A-, ни B-агглютиногенов нет. Чуть позже ученики австрийца нашли кровь еще одной группы, где у эритроцитов присутствовали сразу и A-, и B-агглютиногены.

Она получила название AB (синоним — четвертая).

Открытие групп крови не осталось незамеченным. Ему быстро нашли клиническое применение: стали переливать людям кровь от тех доноров, которые имели ту же группу крови, что и сами пациенты, или, в крайнем случае, кровь нулевой группы. Она не вызывает склеивания эритроцитов при смешивании с родной кровью, так как в ней нет соответствующих агглютиногенов.

Агглютинины и агглютиногены в крови разных типов

Wikimedia Commons

Позже были найдены другие вещества, способные вызвать агглютинацию, и появились новые системы групп крови. Самая известная из них — резус. При гемотрансфузии учитывают, помимо ландштейнеровских групп, как минимум наличие или отсутствие резус-фактора.

Обнуляй

Агглютинины (вещества в сыворотке) — это антитела, то есть белки. Агглютиногены (вещества на поверхности эритроцитов) — это антигены, то есть то, что вызывает реакцию антител. Белками они быть не обязаны, номинально в роли антигена может выступить что угодно.

Довольно часто это олигосахариды и полисахариды — длинные молекулы из мелких углеводов вроде глюкозы. Они содержатся в оболочках бактерий и выступают в роли опознавательных знаков для других клеток, а нередко и защищают хозяев.

Полисахариды в массе своей не растворяются в воде, а только набухают и ослизняются.

Скользкую клетку сложнее ухватить, а к ее поверхности тяжелее подвести молекулы антибиотиков или какие-то другие вредные соединения: слизь поглотит и остановит их.

Строение антигенов на поверхности эритроцитов групп крови 0, A, B и AB

Wikimedia Commons

Подобная защита пригодилась бы не только бактериям. Она есть и у клеток других организмов. На поверхности клеток животных нередко присутствует гликокаликс. Таким образом, если микробу понадобится проникнуть в животную клетку или хотя бы как-то закрепиться на ее настоящей, неуглеводной поверхности, ему придется побороться с чужими углеводами.

Такое сплошь и рядом происходит в кишечнике человека, а конкретно в толстой кишке. Ее населяют бактерии-симбионты, и для того, чтобы не быть выкинутыми наружу вместе с калом, им приходится цепляться за стенки кишки, а для этого — разрушать углеводную защиту ее стенок.

Это знали исследователи из Университета Британской Колумбии (Канада).

Прошерстив кишечный микробиом человека, они обнаружили бактерию Flavonifractor plautii, ферменты которой не просто расщепляют какие-то сложные сахара, а наиболее эффективно действуют на A-агглютиногены — те, что присутствуют у эритроцитов второй группы крови, A. Они выделили ген, кодирующий этот фермент, и проверили его работу вне бактериальных клеток.

Несколько модификаций — и фермент оказался достаточно активным: небольшого количества его молекул хватало, чтобы отщепить от A-агглютиногенов на поверхности человеческих эритроцитов практически все составляющие и оставить только самый скелет олигосахаридной молекулы.

Впервые авторы сообщили об этом на съезде Американского химического общества (ACS) в 2018 году, а в июне 2019-го, за несколько суток до Всемирного дня донора крови, вышла научная статья в Nature Microbiology.

Находка ценна тем, что потенциально увеличивает запас универсальной донорской крови почти в два раза. Встречаемость группы крови А у европеоидов — 40 процентов, группы 0 — 45 процентов, а именно из A планируется получать 0.

0h h/h, или Бомбейская группа

Кровь, обработанную ферментом кишечной бактерии, можно переливать любому человеку, как и кровь нулевой группы. Активных агглютиногенов А оставаться в ней не должно. Но в данном случае антигены не устраняются полностью с поверхности эритроцитов, а только становятся короче. От них остается одинаковый олигосахаридный костяк, называемый H-антигеном.

Схема синтеза различных типов антигенов эритроцитов

Blood Group Systems

У подавляющего большинства людей в сыворотке крови нет агглютининов, реагирующих на этот агглютиноген.

Однако, как водится, есть исключения — и таким пациентам нельзя переливать ни «природную», ни модифицированную кровь нулевой группы.

Дело в том, что большинство процессов в нашем организме многоступенчаты и управляются не одним геном, а множеством. В управленческих сетях обычно встречается несколько узлов, и они выстроены в определенной иерархии.

Построением A- и B-агглютиногенов на поверхности эритроцитов управляют свои ферменты. Они, как любые другие белки, кодируются определенными генами, в данном случае I.

У этого гена, известного всем по школьным генетическим задачам, три аллеля, один рецессивный (i или I0) и два доминантных (IA и IB). Есть ген, который управляет этим построением, h.

Мутации в нем (а точнее, сразу в двух его копиях, генотип h/h) приводят к тому, что эритроциты не получают A- и B-агглютиногенов независимо от того, какие варианты гена I в них присутствуют.

H-агглютиноген тоже получается нетипичным, укороченным, так что группа крови тут даже не нулевая. Но именно к ней такую кровь относят стандартные процедуры выявления, основанные на агглютинации с разными сыворотками (как делал сам Ландштейнер): ведь в ней нет обычных агглютиногенов.

Проблемы бы не было, если бы содержание агглютининов было однозначно связано с наличием агглютиногенов. Но антитела сыворотки крови у человека с мутацией в гене h могут быть какими угодно, в том числе против H-агглютиногена. Если у него самого такого агглютиногена нет, все в порядке. Если H-антиген попадет в кровь такого пациента, случится агглютинация.

Строение антигенов на поверхности эритроцитов групп крови 0, A, B и 0h (бомбейской)

Wikimedia Commons

К счастью, подобная мутация встречается нечасто (в среднем у 0,0004 процента населения мира) и в основном в Южной Азии. Ее впервые обнаружили у жителя Бомбея, потому необычная группа крови получила название бомбейской, или 0h. Таким людям не стоит переливать кровь нулевой группы и нельзя будет проводить трансфузию крови, модифицированной бактериальным ферментом по рецепту канадцев.

Впрочем, есть надежда, что у микроскопических обитателей человеческого кишечника найдется и такая молекула, которая сможет превращать обычные агглютиногены в бомбейский. Ведь обладателям бомбейского фенотипа, как и всякому человеку на земле, может понадобиться срочное переливание крови.

Светлана Ястребова

Источник: https://zen.yandex.ru/media/nplus1/chem-otlichaiutsia-kletki-krovi-u-raznyh-liudei-i-zachem-eti-otlichiia-stirat-5dfa97ae16ef9000ae2e17c3

Аутоиммунная гемолитическая анемия: что это такое, лечение, причины, симптомы, признаки

Холодовые агглютинины что это

Аутоиммунная гемолитическая анемия.

Возникает как результат повышенной деструкции эритроцитов из-за антител к эритроцитам. Антителами могут быть IgG или IgM, реже — IgE или IgA.

Если антитела активно фиксируют комплемент, наблюдают внутрисосудистый гемолиз, но если активация комплемента слабая, гемолиз будет внесосудистым. Покрытые антителами эритроциты в селезёнке теряют часть мембраны, отдавая её макрофагам, и в крови появляются сфероциты.

Оптимальную температуру, при которой антитела активны (температурная специфичность), используют для классификации иммунного гемолиза.

  • Тепловые антитела связывают эритроциты лучше при температуре 37 °С и ответственны за 80% случаев. Как правило, это IgG, и они способны реагировать с резус-антигенами.
  • Холодовые антитела связывают эритроциты лучше при температуре 4 °С, однако иногда связывают эритроциты при более высокой температуре, до 37 °С. Это обычно IgM, и они связывают комплемент. Их выявляют у других 20% больных.

Патология, обусловленная Холодовыми агглютининами

Это состояние объясняется фиксацией антител (обычно это IgM) на эритроцитах при 4 °С, приводя их к агглютинации. Это может вызвать внутрисосудистый гемолиз, если возникает фиксация комплемента. Процесс разрушения эритроцитов становится хроническим при моноклональных антителах или протекает остро, иногда транзиторно, при поликлональных антителах.

Хроническая патология, обусловленная Холодовыми агглютининами

Эта патология поражает пожилых людей, и в её основе может лежать низкозлокачественная В-клеточная лимфома. У больного происходит внутрисосудистый гемолиз малой интенсивности при воздействии холода; наблюдают боли и цианоз пальцев рук и ног, ушных раковин, носа (акроцианоз).

Акроцианоз обусловлен агглютинацией эритроцитов в мелких сосудах в зонах, подверженных холодовому воздействию. В мазке крови при этом обнаруживают агглютинацию, и MCV может быть ложно повышенным, в связи с тем, что автоматические анализаторы «воспринимают» агрегаты как отдельные клетки.

Моноклональные IgM обычно специфичны против I- или, реже, i-антигена, и титры их очень высоки. Лечение направлено против любой лимфомы, лежащей в основе этого состояния, но если заболевание идиопатическое, больные должны всегда держать конечности в тепле, особенно зимой. Части больных помогают кортикостероиды, можно использовать гемотрансфузии.

Проверенные на совместимость образцы крови необходимо транспортировать в контейнерах при температуре 37 °С, а кровь переливать с использованием обогревателя крови.

Другие причины холодовой агглютинации

Холодовая агглютинация иногда происходит в связи с Mycoplasma pneumoniae или мононуклеозом. Пароксизмальная холодовая гемоглобинурия крайне редко возникает у детей при врождённом сифилисе.

IgG-антитела присоединяются к эритроцитам в периферическом русле, но лизис происходит в центральном кровотоке, когда на иммунной паре фиксируется комплемент.

Эти антитела называют антителами Доната—Ландштейнера, и они специфичны против Р-антигена на эритроцитах.

Тепловой аутоиммунный гемолиз

Частота теплового аутоиммунного гемолиза составляет 1/100 000 населения в год; он происходит в любом возрасте, но чаще в среднем, причём преобладают женщины. У половины больных никакой причины выявить не удаётся, у других 50% больных гемолиз вторичен по отношению к ряду состояний:

  • лимфоидные опухоли: лимфома, хронический лимфолейкоз, множественная миелома;
  • солидные опухоли лёгких, толстой кишки, почек, яичников, тимома;
  • СКВ, ревматоидный артрит;
  • лекарственные воздействия: метилдопа, мефенаминовая кислота, пенициллин, хинин;
  • другие причины: неспецифический язвенный колит, ВИЧ.

Исследования при аутоиммунной гемолитической анемии

В мазке крови обнаруживают сфероциты и признаки гемолиза. Диагноз подтверждает прямая реакция Кумбса или антиглобулиновый тест. Эритроциты смешивают с реагентом Кумбса, который содержит антитела против человеческих IgG/M/комплемента. Если эритроциты in vivo были покрыты антителами, реагент Кумбса вызовет их агглютинацию, легко определяемую визуально.

Соответствующее антитело можно отделить от эритроцита и протестировать на панели типированных эритроцитов, чтобы определить, против какого эритроцитарного антигена оно направлено. Обычно специфичность обращена на резус-антиген, а чаще всего выявляют анти-е. Это помогает при подборе крови (определении биологической совместимости).

Прямая реакция Кумбса может оказаться отрицательной при интенсивном гемолизе, для положительной реакции необходимо присутствие на каждом эритроците примерно 200 молекул антител. Если антитела способны довольно активно фиксировать комплемент, гемолиз может начаться при гораздо меньшем количестве антител на эритроцитах.

Стандартный реактив Кумбса не прореагирует с антителами IgA и IgE.

Лечение аутоиммунной гемолитической анемии

  • При вторичном гемолизе лечение направляют на устранение причины, лежащей в его основе; все подозрительные лекарственные препараты подлежат отмене.
  • Сначала больному дают преднизолон. Ответ на лечение проявляется у 70—80% больных, но на это необходимо свыше 3 нед. Росту гемоглобина соответствует снижение уровней билирубина и ЛДГ. Когда гемоглобин достигнет 100 г/л, дозу кортикостероида можно уменьшить. В течение 10 нед дозу преднизолона доводят до нуля. Кортикостероиды подавляют макрофагальную деструкцию покрытых антителами эритроцитов и уменьшают выработку антител.
  • Трансфузия требуется при угрожающих жизни состояниях. Незначительная несовместимость крови возможна, но может увеличить трансфузионную реакцию или образование дополнительных аллоантител. Трансфузии необходимо осуществлять только с использованием «максимально совместимой крови», но даже при соблюдении этого условия возможны трансфузионные реакции и дополнительная стимуляция синтеза аллоантител.
  • Если гемолиз не поддаётся лечению кортикостероидами или стабилизировать его могут лишь большие их дозы, решают вопрос о спленэктомии. Этим удаляют основное место, где происходит разрушение эритроцитов и выработка антител, с хорошим результатом у 50—60% больных. Спленэктомию можно выполнить лапароскопически наиболее щадящим способом.
  • Для больных, не ответивших на кортикостероиды, не подлежащих спленэктомии, может быть использовано альтернативное иммуносупрессивное лечение. Оно менее всего подходит для молодых пациентов, для которых долговременный приём иммуносупрессоров опасен образованием вторичных неоплазий. Выбирают между азатиоприном и циклоспорином (по 2 мг/кг внутрь). Индукции ответа обычно занимают 2—3 мес.

Источник: http://www.wyli.ru/zdorove/meditsina/gematologiya/autoimmunnaya-gemoliticheskaya-anemiya-chto-eto-takoe-lechenie-prichiny-simptomy-priznaki.html

Источник: https://ru.lifehealthdoctor.com/febrile-cold-agglutinins-20868

Все о медицине
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: